Почему реформу медиа нужно готовить прямо сейчас

В начале октября «Рефорум» опубликовал доклад Ольги Хвостуновой «Медиареформа в России». Мария Лекух предполагает, что перечисленных автором шагов недостаточно и нужно для начала озаботиться выживанием сегодняшних качественных СМИ.

Мы хорошо проанализировали прошлое, декларировали ужас настоящего и вот – написали вариант реформы для СМИ «прекрасной России будущего». Конечно, это важно. На случай, когда (и если) у сил, стремящихся вернуть Россию на путь нормального развития, появится такая возможность. Наша реальность настолько травмирующая, что мы стараемся сразу жить будущим.

Но в докладе нет ответа на вопрос, что делать сейчас, когда до наступления этого будущего осталось неизвестно сколько времени. А это, наверное, самый главный на сегодня вопрос.

«На предварительном этапе реформаторам необходимо создать рабочую группу, в состав которой войдут исследователи СМИ, независимые журналисты, представители гражданского общества и групп по защите прав журналистов», – пишет автор.

Конечно, создать такую группу будет необходимо, но где мы возьмём российских независимых журналистов через 10 лет, если сегодня о сохранении этого вида никто не беспокоится? Кто войдет в группы по защите их прав, если уже сейчас таких групп исчезающе мало?

Где мы возьмём российских независимых журналистов через 10 лет, если сегодня о сохранении этого вида никто не беспокоится?

Первая попытка создать независимую журналистику в стране в 90-е и удержаться на достойном уровне провалилась ещё и потому, что в процессе создания практически не принимали участие люди, которые пришли работать по стандартам независимой журналистики.

Их просто не было. Тогда на медиарынок вышли молодые (и не очень) сотрудники советских СМИ. Бывшие работники Иновещания, известного более либеральными нравами, или служащие приоткрывшегося для реальной жизни перестроечного телевидения – все они пришли в журналистику в начале 80-х, прекрасно понимая, что их работа – искажение реальности. Другого варианта советская журналистика не предполагала.

Именно поэтому их обратный переход в реальность, создаваемую государственными СМИ, произошёл с поразительной лёгкостью. Большинство, за редким исключением, создателей перестроечной и постперестроечной журналистики вместе со своими учениками без труда встроились в ряды создателей нового контента, где кругом враги и фашисты и только Путин и его окружение знает, что делать. Так что предложение «идентифицировать и рекрутировать потенциальных единомышленников внутри режима, заручившись их поддержкой для проведения реформы» странным образом возвращает нас в конец 80-х – начало 90-х.

То есть в проект уже заложено повторение ситуации, которая привела нас к современному положению дел. Но если новые СМИ будут создавать перековавшиеся сотрудники федеральных изданий, то какие бы законы мы не приняли, через пару десятков лет придётся принимать их снова.

В проект уже заложено повторение ситуации, которая привела нас к современному положению дел

При этом те немногие, кто пытается сейчас сохранить само понятие независимой российской журналистики, скорее всего окажутся за бортом. Их не поддерживал российский бизнес, который предпочёл не вступать в конфронтацию с государством. Им, пока они работали в России, отрубали зарубежные источники финансирования, а в новой реальности им предлагают почётное место рядом с организаторами этого кризиса. Просто потому, что другого выхода будто бы не существует. Проблема в том, что это не выход, а бег по кругу.

«Для реализации первичного транзита реформаторам следует создать общественную комиссию по медиареформе (возможно, на базе существующей рабочей группы), в которую войдут авторитетные специалисты в области СМИ (в частности медиаправа, медиаэкономики, пропаганды), а также независимые профессиональные журналисты из общефедеральных и региональных СМИ и представители гражданского общества».

Но «независимых профессиональных журналистов из общефедеральных и региональных СМИ» почти нет, а к моменту «первичного транзита» скорее всего не останется совсем. Не хватает конкретики: кто имеется в виду? Про возможных перебежчиков, готовых договариваться с вероятной новой властью, было сказано выше.

О существующих сейчас независимых СМИ, которые не факт, что доживут до начала реформаторской деятельности, автор вспоминает первый раз только в контексте возможного рекрутинга профессиональных кадров из независимых журналистских проектов в реформируемые зачем-то федеральные СМИ.

Получается, надо обескровить тех, кто смог дожить до начала реформ, и влить эту кровь в структуры, насквозь пронизанные ложью, системой откатов и повязанные до слияния с нынешней властью. При этом проект реформы также предлагает «идентифицировать и рекрутировать потенциальных единомышленников внутри режима». То есть выделить в этой плотной структуре людей с самой хорошей интуицией (держащих нос по ветру) и предложить им перебежать на нашу сторону, пока не началось.

Получается, надо обескровить тех, кто смог дожить до начала реформ, и влить эту кровь в структуры, насквозь пронизанные ложью

Одновременно автор понимает – что-то надо дать и выжившим: «На этом этапе реформаторы могут также оказать поддержку (через субсидии, налоговые льготы) независимым изданиям, доказавшим свою состоятельность, профессионализм и приверженность стандартам журналистской этики в условиях российского авторитаризма».

Непонятно только, откуда в распоряжении реформаторов окажется столько журналистов, чтобы реформировать федеральные СМИ и сохранить независимые. Ведь пока нигде в проекте не прозвучала необходимость сохранять независимые проекты уже сейчас, пока они есть.

Последние несколько лет мы наблюдаем за очень узким полем свободных СМИ, которое продолжает стремительно сокращаться. Кто из нынешних независимых журналистов (многие из которых были вынуждены бежать за границу) останется в профессии к тому моменту, когда придёт время менять закон о СМИ – большой вопрос. Многие придумают себе занятие в новой стране, с журналисткой никак не связанное, но дающее стабильный заработок – и будут правы. Как показал опыт, в ожидании начала перемен в России можно провести всю жизнь. Но для российской независимой журналистики это будет катастрофой.

Именно поэтому сейчас, на мой взгляд, надо все силы тратить на сохранение и развитие того, что выросло само и существует несмотря на давление. Это позволит нам уверенно строить планы на будущее. Именно эти люди пересоздадут российскую журналистику, когда нам выпадет такой шанс.

Надо все силы тратить на сохранение и развитие того, что выросло само и существует несмотря на давление

Выжившие журналисты и медиаменеджеры будут реальными профессионалами, работающими в конкурентной среде. Они и сейчас лучше российских бюджетников понимают, как развиваются современные медиа. Вокруг тех, кто сможет спасти свои редакции, будет создаваться журналистская школа, которая позволит реформаторам не обращаться за помощью к тем, кто готов плавно переместиться от одной государственной кормушки к другой.

Автор – редактор Vot-tak.tv.

Поделиться