Не только Путин: зачем запускать подкаст о России на английском языке

25 июля вышел первый выпуск подкаста Another Russia. Создатель подкаста Жанна Немцова поговорила с проектом «Рефорум» о том , как рассказать гражданам США – и не только – историю другой, не-путинской России, через историю одной семьи.  

В начале 2020-го я ушла из Deutche Welle, где делала проект «Немцова.Интервью»: решила заниматься развитием «Фонда Бориса Немцова за свободу». Но забрасывать  журналистику не хотела: я руководитель школы журналистики, которую фонд делает уже 5 лет, медиамир меняется очень быстро, и мне нельзя отставать.

Я не могу рассказывать ни о чём, кроме России – такая у меня судьба, всю жизнь про неё рассказывать, – но в этот раз мне хотелось начать говорить о ней на английском. Англоязычный мир огромен, там, в отличие от России, есть медиарынок, причём очень конкурентный. Интересно было попробовать свои силы в этой среде.

Я почти год пыталась понять, какой продукт делать. А в конце 2020 года Бен Роудс – писатель, журналист, главный спичрайтер и советник Барака Обамы, автор Каирской речи, за которую Обама получил Нобелевскую премию – предложил мне сделать подкаст. Бен сотрудничает с медиакомпанией Crooked Media, основанной экс-сотрудниками аппарата Белого дома при Обаме. В США рынок подкастов огромен, их слушает каждый второй, там есть культура радоислушания, в отличие от России, и Crooked – один из крупнейших игроков на этом рынке. Я воодушевилась.

Мой питч для Crooked Media был таким: в американском медиапространстве очень много историй про Путина. Про Россию всё время рассказывают через его фигуру, вокруг него всё крутится. Других политиков как бы нет, Горбачёва и Ельцина давно забыли. Я предложила рассказать историю современной России, историю попытки установления там демократии, а потом прихода к авторитаризму иначе – через историю своей семьи, причём не только Бориса Немцова, но и того, чем я занимаюсь после его убийства. Мой питч приняли.

Осенью прошлого года началась работа над подкастом. Подкасты бывают разнее – новостные, например, когда вы приглашаете гостя и обсуждаете текущую ситуацию. Мы решили делать нарративный подкаст – по сути, документальный фильм в аудиоформате. Ему, как и любому хорошему документальному кино, нужен сценарий, нужна драматическая структура (в США считается успехом, если из подкаста вырастает сценарий фильма). За это отвечали мы с редактором Дарьей Лисицыной и продюсерами Crooked.

Дарья закончила Оксфорд и высшую школу журналистики Колумбийского университета. Основной закон подкастинга, сказала она мне, – рассказывать истории, как будто сидишь с другом в баре. Тогда охваты выше, даже когда речь идёт о чём-то сложном (а история новой России непроста). Собственно, моя книга «Дочь своего отца» и написана очень просто. Кто-то говорил даже, что банально, а я отвечала – ну и что, прописные истины не лишне иногда повторить простым и понятным языком.

Я написала много рассказов (сцен), которые иллюстрировали то или иное событие. Сцены – это главный элемент нарративного подкаста, пришлось многое вспомнить и провести несколько бэкграунд-интервью. Параллельно работала над своим произношением и словарным запасом с британским актёром Патриком Драйвером: и я, и Бен, и гости говорим только по-английски.  

Сценарий был готов и утверждён в начале 2022-го. Начался продакшн, в котором участвовала сильно подросшая команда: туда вошли дизайнеры, маркетологи, композитор и фактчекер. Мы записали 6 эпизодов в 3 странах. На каждую запись уходило 6-7 часов. Мы перебирали разные варианты названия: там точно должно быть слово Russia, но какая именно Россия? Была версия Lost Russia, но остановились на Another Russia. Во-первых, another рифмуется с mother, а связку «Россия-матушка» откуда-то знают многие американцы. Во-вторых и в главных, Crooked Media – компания оптимистов, такова их миссия. Они занимаются политическим активизмом, поддерживают прогрессивную демократическую политику и хотят внушать людям, что те своими усилиями могут что-то изменить (один из слоганов их флагманского подкаста Pod Saves America – «Политическая беседа для тех, кто не готов сдаться или свихнуться»). Мне нравится такая позиция, поэтому, собственно, я с ними и работаю. Мы написали историю пусть и грустную, но оптимистичную. И мне кажется, американцы любят таких, как отец – весёлых, харизматичных, в хорошем смысле разухабистых. Не случайно они обожали Кеннеди (тоже убитого), тепло относились к Клинтону.

Мне кажется, американцы любят таких, как отец – весёлых, харизматичных, в хорошем смысле разухабистых

Рассказ начинается с события, сделавшего из Немцова политика – с аварии на Чернобыльской АЭС. После неё в Горьком (нынешнем Нижнем Новгороде), как и в других местах, зародились экологические движения. В Горьком, прямо в черте города, с 1982 г. строилась атомная станция теплоснабжения. Жители забеспокоились. Моя бабушка, врач-педиатр, после работы ходила на центральную улицу собирать подписи против строительства и привлекала сына-физика в помощники. Так возникло движение «За ядерную безопасность». Кульминацией стало интервью, которое отец взял у Андрея Сахарова, поехав для этого в Москву. В 1988-м строительство было заморожено и так не возобновлено. Отец стал известным человеком.

Наш герой врывается в политическую жизнь на волне революции. Мы видим его стремительный рост – ему 32, а он губернатор, меньше 40, а он уже первый вице-премьер в правительстве. Драматичный момент – борьба отца с олигархами и уничтожение его репутации, о котором они до сих пор, думаю, жалеют. Потом приходит Путин, СПС проигрывает на выборах, и начинается другая эпоха. Established politician теряет весь политический капитал и после перерыва на бизнес возвращается как уличный политик, как лидер оппозиции. Начинает всё заново. Дальше Ярославль, избрание в региональный парламент. Дальше убийство под стенами Кремля.

С февраля мы стали, конечно, больше времени уделять связи отца с Украиной. Кто-то не знает, но он был помощником президента Ющенко, выступал на первом Майдане, был явным противником войны в Украине, аннексии Крыма. Пророчески предсказал нынешнюю войну.

В Штатах с началом войны интерес к России резко вырос. Люди захотели понять, как страна превратилась в международного возмутителя спокойствия, что можно с ней сделать. Предыдущий всплеск был после выборов Трампа, когда Россию обвинили во вмешательстве в процесс. Между такими всплесками Америка, в пику путинским пропагандистам, о России вообще не вспоминает: она думает в первую очередь про себя. Такая большая страна, там столько интересного происходит, что международная повестка проходит неким фоном.

Мы не ограничиваемся подкастингом – одновременно фонд запускает фандрайзинговую кампанию Russians for change. Мы предлагаем зрителям истории акивистов и журналистов, которых поддержал фонд. Выступают и участники школы из США: объясняют, почему нельзя терять из виду Россию. Думаю, в первую очередь это будет интересно не американцам даже, а россиянам, которые давно уехали в Америку и хотят понять, можно ли как-то помочь людям, которые борются за свободу информации и права человека.

Это большая задача – через фигуру отца показать, что Россия – это не только Путин. Пришлось поработать. Надеюсь, не зря. В последнем эпизоде у нас планируется что-то про будущее. Я ещё не слышала его, услышу вместе с вами. Но свою позицию уже озвучила при записи: строить прогнозы в нынешних условиях бессмысленно. Надо делать то, что считаешь правильным. А шанс у России есть хотя бы потому, что прошлое не определяет будущее.

Автор – журналист, сооснователь «Фонда Бориса Немцова за свободу», автор бестселлера «Дочь своего отца».

Boris Nemtsov Foundation for Freedom создан в 2015 году Жанной Немцовой и Ольгой Шориной. Миссия фонда – сохранять человеческий капитал через проекты: школу журналистики, стипендиальную программу, поддержку студентов из России и Украины и русскоязычных профессоров (scholars at risk).

11-15 сентября в Вильнюсе фонд совместно со Стэнфордским университетом организует воркшоп “Promoting Behavior Change”. Воркшоп проведут профессора Фрэнсис Фукуяма (Stanford University), Анат Гофен (Hebrew University of Jerusalem) и Р. Кент Уивер (Georgetown University). Подавать заявки могут соискатели из России, Украины и Беларуси, работающие в разных профессиональных сферах и заинтересованные в будущем содействовать прогрессивным демократическим реформам в своих странах. Подать заявку можно до 8 августа по ссылке.