Я поддерживаю Навального и его дело. Чем мне это грозит?

Отвечает Леонид Волков

Поделиться
Прокуратура Москвы уже объявила экстремистской организацией штабы Навального, а также обратилась в суд с требованием объявить экстремистской организацией ФБК (НКО «Фонд борьбы с коррупцией» признана в России «иностранным агентом». Мы указываем это по требованию властей). Суд состоится 17 мая, его итог нетрудно спрогнозировать. «Рефорум» собрал самые острые вопросы, которыми задаются сейчас сторонники Навального, и задал их его ближайшему соратнику.

Я поддерживаю Навального и ФБК. Штабы Навального признаны экстремистской организацией. Это может меня коснуться?

В соответствующей статье УК для руководителей экстремистской организации полагается до 10 лет лишения свободы, для спонсоров – до 8 лет, для рядовых участников – до 6 лет. Существует также отдельная отдельная административная статья за демонстрацию экстремистской символики.

Не стоит недооценивать угрозу. Но паниковать тоже неправильно. Давайте разберёмся, что на самом деле теперь будет грозить сотрудникам и сторонникам Навального.

Главное: любая уголовная ответственность наступает только после вступления в законную силу решения суда о признании организации экстремистской. То есть после прохождения апелляционной инстанции. Сначала пройдет суд 17 мая, потом мы подадим апелляцию, потом её рассмотрят и, конечно, оставят решение в силе – это случится ещё, может быть, через пару месяцев. И вот если после этого кто-то создаст новую структуру, которая будет делать то же самое, что ФБК или штабы Навального, или станет переводить этой структуре деньги – вот тут уже возникнет риск нарваться на уголовную ответственность. Но не раньше.

Я подписан на регулярные пожертвования для ФБК. Надо отписаться?

Не надо. К сожалению, задолго до вступления решения в законную силу счета наших организаций будут заблокированы и мы сами автоматически отключим ваши регулярные пожертвования. По штабам это уже произошло, по ФБК произойдет, видимо, вскоре после суда.

А дальше как делать пожертвования?

Мы обязательно расскажем вам об этом, как только перестроим инфраструктуру фандрайзинга.

Я был волонтёром команды Навального. Мне что-то угрожает?

Нет, ни нашим волонтерам, ни сотрудникам ничего не угрожает. Именно для того, чтобы их обезопасить, мы официально объявили о роспуске штабов Навального после соответствующего решения прокуратуры. Это не было преждевременным: мы бережём людей и не хотели подвергать их ненужным рискам.

Станет ли логотип с буквой «Н» на моей аватарке в соцсетях экстремистской символикой?

Признание любой символики экстремистской происходит по отдельным решениям суда. Пока об этом речи не идёт. Признание организации экстремистской не влечет за собой никаких автоматических последствий для ее символики – не надо спешно сжигать футболки «Свободу Навальному» или удалять посты с логотипом ФБК из своих соцсетей.

Но если всё же некая символика – например, буква Н – будет действительно признана экстремистской, как бы абсурдно это ни звучало, в зоне риска окажутся прежде всего политики. Дело в том, что статья административного кодекса за «демонстрацию экстремистской символики» по нынешним временам не очень страшная, там штраф в 1000 рублей, но наложение этого штрафа автоматически влечет за собой запрет на участие в выборах в течение года. Есть обширная практика снятия кандидатов с выборов по этой статье за какую-нибудь картинку, признанную экстремистской, которую они запостили много лет назад.

А посты в поддержку Навального?

Как бы вольно ни трактовали российские законы эксперты следственного комитета, всё-таки речь идет о конкретных организациях и конкретной деятельности, а не о людях. Да, это ужасно и абсурдно, что экстремизмом признают организацию мирных митингов и участие в выборах. Но власти не могут запретить Алексея Навального и его фамилию. Делать посты в поддержку Алексея Навального – можно. Писать его имя – можно. Называть себя сторонником Навального или членом команды Навального, требовать свободы Навальному – можно и нужно.

Могут ли мои репосты записей со страниц ФБК, штаба Навального, Навальный Live подпасть под статью об экстремизме?

На наш взгляд, нет, но решать здесь будет следователь.

А репосты записей отдельных людей, например, ваших или Любови Соболь?

Безусловно нет.

Мне может что-то грозить, если я продолжу получать письма от штаба Навального по рассылке, на которую подписан?

Нет.

Что стало с региональными штабами после того, как они объявлены экстремистской организацией?

Мы их официально распустили – теперь большинство из них продолжат работу как отдельные независимые региональные политические организации. Мы не сможем больше их финансировать, помогать им с дизайном, IT-решениями. Но они уже многое умеют, у них большие базы сторонников и подписчиков в соцсетях и дальше они справятся сами.

В Думу внесен законопроект, запрещающий баллотироваться людям, «причастным к деятельности» экстремистских или террористических организаций. Кого он может коснуться в контексте думских выборов 2021?

Коснётся бывших и действующих сотрудников политических структур Алексея Навального, а также сотни тысяч сторонников оппозиционного политика, которые переводили нам пожертвования. Закон, по задумке депутатов, должен иметь обратную силу – наказуемой оказывается помощь или работа в запрещённых организациях не только после их официального запрета, но и за год до запрета для сторонников и рядовых членов, а также за три года до запрета – для руководителей. У депутатов есть все шансы принять закон до официального старта думской кампании, запланированной на конец июня.

Что теперь будет с Умным голосованием?

Умное голосование – по-прежнему наш главный политический проект. Власти рассчитывают, что отсутствие региональных штабов, запрет на деятельность ФБК, блокировка банковских счетов и невозможность собирать пожертвования – всё это ослабит Умное голосование в первую очередь, а значит, даст единороссам снова занять почти все места в Госдуме на осенних выборах. Не дождутся. Проект продолжает работать.

Поделиться