Рубрики
Мнения

Врачи вместо полицейских: какой должна быть современная наркополитика

Как государство должно взаимодействовать с наркозависимыми людьми? Кто сегодня помогает им, и как они могут помочь себе сами? Что считать пропагандой наркомании? Рассказывает гость очередного подкаста «Агенты перемен» Арсений Левинсон, юрист программы «Новая наркополитика» Института прав человека и участник проекта Hand-help.ru. «Рефорум» выборочно публикует интервью с Арсением.

О наркополитике в мире и России

Сегодня очень уважаемые, статусные люди на мировом уровне выступают за изменение подхода к реагированию на проблему наркотиков. 20-25 лет назад за легализацию марихуаны, например, в реабилитационных целях выступали только представители радикальных политических партий. А сейчас эта практика принята во многих государствах, в том числе в Канаде, в некоторых штатах Америки.

Не могу сказать, что сегодня наркополитика в России жёстче, чем была 20 лет назад: за употребление наркотиков, их хранение или приобретение можно получить наказание, не связанное с лишением свободы. Но стали гораздо строже (до 10 и более лет лишения свободы) наказания за сбыт наркотиков – при том, что за сбыт у нас отвечают в основном сами потребители либо наркокурьеры, закладчики, которых сажают по мере поимки, но на их место тут же приходят другие. Наркопотребители иногда внутри своей социальной группы делятся наркотиками, продают их друг другу, хотя никаких сверхдоходов не получают. Но очень часто садятся именно за сбыт из-за недостатков нашей правоприменительной практики и законодательства.

В российской наркополитике есть и позитивные сдвиги, о которых редко говорят. Например, судебные штрафы. Если человека впервые привлекают к ответственности по части 1 статьи 228, то есть за хранение и приобретение наркотиков в значительном размере, он имеет право на замену уголовной ответственности штрафом. Штраф выплачивают в виде пожертвования в некоммерческую или благотворительную организацию, занимающуюся вопросами здоровья населения. Уже есть тысячи дел, которые так прекращены, в том числе с нашей помощью.

Об «уличных юристах»

Зачастую первичную юридическую помощь наркозависимым людям оказывают социальные работники проектов снижения вреда от наркотиков. А мы этих «уличных юристов» обучаем. Они становятся связующим звеном между юристом профессиональным и людьми, которым требуется юридическая помощь.

«Уличные юристы» участвуют в выездах, раздают барьерные контрацептивы, шприцы и заодно спрашивают людей о проблемах, с которыми те сталкиваются. Таких проблем у наркопотребителей множество: неоказание юридической помощи, лишение родительских прав, возбуждение головного дела…

«Уличный юрист» обладает базовыми навыками правовой помощи, может помочь написать жалобу, обращение, подать ходатайство. И в случае нужды обратиться к нам.

О помощи зависимым

В России не легализованы программы заместительной терапии, есть только абстинентное лечение. А заместительная терапия – это как паллиативная помощь. Когда человек не может справиться с зависимостью, ему предоставляется заменитель наркотика, он получает его – уже не как наркотик, а как лекарство – в медицинских организациях в той дозе, которая необходима, чтобы не страдать от абстинентного синдрома, от ломки. В некоторых случаях заместительная терапия может привести к тому, что человек социализируется, возвращается в общество. Он попадает в легальное поле, может устроиться на работу, начать заботиться о своём здоровье и так далее.

О поддержке осуждённых за наркотики

В декабре мы проводим выставку и аукцион «Выручай» для тех, кто находится в заключении за употребление наркотиков. Многие известные современные художники согласились принять в нём участие и дали свои картины. Мы экспонируем более 45 работ в инклюзивном культурном центре «Тверская 15» прямо напротив мэрии Москвы. Аукцион проходит на пересечении двух тем: снижения вреда от наркотиков и инклюзии, которая, к счастью, развивается в обществе и распространяется в том числе на осуждённых и наркозависимых людей, которые из общества обычно исключаются.

О власти и популизме

Власть не гомогенна, не состоит только из представителей силовых структур. Есть уполномоченный по правам человека Татьяна Николаевна Москалькова, которая поддерживала некоторые инициативы, в том числе по изменению категории тяжести части 2 статьи 228. Благодаря её содействию мы получили поддержку МВД, а потом и генпрокуратуры, Верховного суда и многих депутатов Госдумы и сенаторов. Правда, из-за слов президента, что никакой либерализации законодательства о наркотиках не нужно, правительство идею отвергло. К сожалению, обсуждение совпало по времени с обсуждением дела Ивана Голунова.

С момента дела Голунова никаких послаблений не рассматривается – обсуждаются только инициативы, ужесточающие ответственность за пропаганду наркотиков, склонение к употреблению.

О пропаганде наркотиков

Пропагандой можно считать что угодно – изображение конопли на майке или носках, например. Зачастую пропагандой признаётся информация, что в каких-то странах другая наркополитика, легализована марихуана. Или слова о необходимости введения заместительной терапии – такие случаи, к сожалению, известны. То же самое с проектами снижения вреда, которые рассказывают людям, уже употребляющим наркотики, как снизить ущерб.

О пыточной реабилитации

Методы, которыми пытались бороться с наркоманией такие активисты, как Евгений Ройзман, – абсолютно негуманные, пыточные, бесчеловечные. Иногда они приводили к смерти пациента, который на ломках приковывался к батарее и из-за неоказания ему медицинской помощи погибал. Абстинентный синдром – опасная вещь, очень большой стресс для организма. Ройзман не считал наркозависимость заболеванием – по его мнению, человек, употребляющий наркотики, плохой, и надо его перевоспитать. Это абсолютно не соответствует современным представлениям о природе зависимости и о том, как можно человеку помочь с нею справиться.

До сих пор существуют пыточные реабилитационные центры, где человек содержится не добровольно, что запрещено нашим законодательством. И принудительное лечение сейчас запрещено законом: если кто-то, как раньше Ройзман, захочет по просьбе родственников забрать их потребителя наркотиков и запереть его в своём центре, это будет считаться уголовным преступлением.

Почему этих центров до сих пор много? Потому что зачастую у родственников человека, страдающего от зависимости, нет выбора. В ситуации, когда государство не предлагает бесплатную, доступную, эффективную реабилитацию, появляются такие инициативы снизу.

О марихуане

Хранение и приобретение до 6 грамм марихуаны не является уголовным преступлением, хранение от 6 до 100 грамм – это преступление небольшой тяжести, часть 1 статьи 228: человек, скорее всего, не будет лишён свободы и даже может добиться освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

Но мы часто сталкиваемся с тем, что именно за марихуану, за коноплю люди реально лишаются свободы. Например, за сбор дикорастущей конопли. Понятно, что это не конопля с высоким содержанием активного компонента тетрагидроканнабинола: чтобы получить его, люди срезают кусты целиком. А куст – это явно больше 100 грамм, и это сразу часть 2 статьи 228, от 3 до 10 лет лишения свободы, тяжкое преступление.

Одно из обращений к нам на Hand-help было от одноногого инвалида, страдающего от фантомных болей. Он действительно собирал дикорастущую коноплю, но использовал её, потому что она помогала ему справиться с болью после ампутации. Он получил реальный срок.

О школе для зависимых и не только

Мы сделали пилотную Школу защиты прав людей, употребляющих наркотики. Мы рассказываем, какие правовые инструменты можно использовать для защиты прав тех, кто употребляет наркотики или сталкивается с полицейским произволом. Ведь каждого могут незаконно задержать в парке и подвергнуть досмотру сотрудники полиции без каких-либо оснований – просто заподозрив в том, что ты пришёл за закладкой. Каждого могут незаконно отправить на медицинское освидетельствование. Каждого школьника принудить к тестированию.

В пилотную школу поступило больше 100 заявок, мы не смогли всех принять. Теперь надеемся расширять практику.

О том, что нужно менять

Первое: люди не должны сидеть в тюрьме за употребление наркотиков или за их хранение, приобретение без цели сбыта. Необходимо отказаться от лишения свободы как меры наказания, реагирования на такие случаи.

Второе: необходимо легализовать программы заместительной терапии.

И третье: на наркологию возлагаются полицейские функции. Люди зачастую не хотят пользоваться даже теми возможностями лечения и реабилитации, которые государство предоставляет, потому что боятся ограничения в правах. Потому что при обращении за медицинской помощью ты получишь не только её, но ещё и диспансерное наблюдение, учёт, ограничение в правах, в том числе водительских, родительских.

Нужно полностью отделить наркологию от решения неврачебных задач, от контроля за людьми с зависимостью, ограничения их прав. Это всё не врачебные функции, а полицейские.

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум