Рубрики
Мнения

Почему для успеха демократии необходимы общественные СМИ

Печальное состояние демократии в России сейчас – это во многом следствие проблем со средствами массовой информации в конце 90-х и все последующие годы. Узурпация власти Владимиром Путиным, как и само его появление в российской политике, стали возможными в том числе и потому, что у действующей власти всегда было гораздо больше возможностей навязать свою точку зрения гражданам, чем у ее критиков.

Аллергия на фактическую государственную монополию в федеральных медиа и извергаемые ими потоки пропаганды приводит многих критиков современного российского режима к идее отрицания всякого участия общественных бюджетов в финансировании СМИ. Господствующей становится либертарианская концепция, при которой СМИ должны быть только частными: это якобы гарантирует свободу и плюрализм мнений и спасёт Россию от повторения путинизма. В качестве примера приводится США, где все ведущие СМИ действительно частные, а государственно финансирует только вещание за границу и выдает гранты. Здесь нужно обратить внимание на некоторые важные детали, которые часто упускаются.

Сразу надо сказать, что речь в данном случае идёт об общественно-правовых и образовательных СМИ, то есть о медиа-ресурсах, которые не просто сообщают обществу новости, но и помогают их осмыслять, просвещают граждан, рассказывают им об их правах и обязанностях, ведут трансляции заседаний парламента и других мероприятий, при этом оставаясь объективными и предоставляя площадку для постоянного диалога носителей всех распространенных в обществе точек зрения. Такое сужение вопроса позволяет многое увидеть в совершенно ином свете.

Прежде всего надо помнить главное: качественное общественно-правовое, культурно-образовательное и информационное вещание само по себе стоит огромных денег, при том что заработать на рекламе достаточно средств, чтоб не только существовать, но и развиваться, оно не может.

Ставка же на коммерческую рекламу как гарантию независимости общественно-правовых или образовательных медиа порочна сама по себе. Во-первых, любой экономический кризис и сокращение рекламы сразу ставит эти медиа на грань выживания – при том, что именно в такое время важно давать гражданам взвешеную информацию, а не оставлять их один на один с популистами. Во-вторых, и это даже важнее, интересы рекламодателей могут противоречить общественным. Например, может ли сеть фастфуда или компания по производству газированных напитков быть спонсором детского или образовательного канала, который должен информировать аудиторию о здоровом питании, а значит, вреде всего того, что производят и продают спонсоры?

Нельзя не учитывать, что ситуация со СМИ в предлагаемых в качестве универсального образца США достаточно уникальная, как и многое другое в этой стране. Воссоздать искусственно и быстро американскую структуру медиа, их финансирования и потребления гражданами в России будет невозможно. Даже если предположить, что после принятия нормальных законов возникнут не только качественные и влиятельные коммерческие медиа, но и что-то подобное National Public Radio, остается вопрос: а что делать до того, как оно возникнет?

Каким образом миллионы граждан России узнают о происходящих в стране переменах, своих правах и возможностях, о новых законах и структурных изменениях в политической жизни?

И что делать, если в итоге развитие медиа пойдет в сторону исключительной коммерциализации и игнорирования общественных интересов?

Вполне логично предположить, что в условиях России это приведёт общество в то же самое место, где мы находимся сейчас, только вместо Путина будет какой-то Трамп – миллиардер-популист из околопутинских кругов, который воспользуется всеобщим хаосом и привычками граждан к единовластию, проплатит свою кампанию в коммерческих медиа, а потом воссоздаст всю систему зависимости СМИ от власти. И кто ему помешает? Малопопулярные частные СМИ для интеллектуалов? Краудфандинговые проекты? Дизлайки в соцсетях? Как мы видим, сейчас все эти возможности используются оппозицией, но аудитория федеральных телеканалов всё равно остается больше и даже активно распространяет телевизионный контент в соцсетях.

Пример Европы показывает, что общественные СМИ могут быть и крупными, и влиятельными, и уважаемыми – и при этом оставаться свободными от идеологического подчинения текущему правительству.

Не станем обсуждать особенный случай BBC с её большой историей на фоне традиций британской политики и медиа: финансируемые сборами с граждан СМИ есть во многих странах, в том числе и в таких как Германия или Швейцария. Причём пример Швейцарии можно считать особенно интересным, так как в мае 2018 года там прошел референдум, на котором 71,6 процентов ее граждан высказались против отмены сбора, через который финансируется общественная телерадиокампания SRGSSR.

Швейцарию трудно заподозрить в социализме, а ее СМИ – в ангажированности и трансляции пропаганды бернского правительства. Очевидно, что склонные к бережливости граждане Конфедерации готовы отдавать один франк в день (такова сумма «медиапошлины») на общественное телерадиовещание, потому что доверяют ему больше, чем частному, или как минимум хотят иметь альтернативу частным СМИ, которых в Швейцарии немало.

Повторяя лозунги о спасительности частных СМИ, не стоит забывать о специфическом опыте России и тех условиях, в которых российские медиа находятся сейчас. Между тем, их нынешнее состояние имеет вполне прямое отношение к тому, какими они будут. Кадры, потребительские привычки населения и представления политической и экономической элиты о роли и месте медиа так просто не изменить. Говоря прямо, есть большой риск, что при перезапуске всей системы Россия окажется без нормальных СМИ, потому что новые частные медиа воссоздадут один из трёх известных в нашей стране типов: олигархического, «шантажистского» или коммерчески-развлекательного.

Олигархическое медиа – это заведомо убыточное общественно-политическое издание, которое дотируется или полностью финансируется каким-то конкретным человеком или бизнес-структурой в целях влияния на правительство, общество или какие-то его сегменты. Что бы ни было написано в законах и какими бы вдохновляющими ни казались некоторые исключения, в большинстве случаев схема отношений спонсора и редакции в России описывается циничной присказкой «хозяин – барин». Надежда на то, что хороший собственник будет играть по правилам и вопреки своим интересам отстаивать какие-то ценности, наивна.

Печальная история НТВ показывает траекторию развития олигархических СМИ в России: финансовые проблемы владельца делают их лёгкой добычей для власти и других игроков.

«Шантажистское» медиа – это довольно распространённый в России тип СМИ, который в каком-то смысле можно считать переходным между олигархическим и развлекательным. Стать сколько-нибудь крупными такие медиа никогда не могли, но из-за огромного количества подобных проектов в России они в итоге оказывают существенное влияние на общество и его отношение к СМИ. По сути, такие СМИ – это просто небольшой бизнес их владельцев, которые, в отличие от пресловутых «олигархов», хотят на своих СМИ зарабатывать как можно больше денег, а не влиять на кого-то, а тем более – не просвещать или информировать. Эволюция подобного СМИ понятна: какое-то время оно зарабатывает за счёт прямого шантажа и коммерческих контрактов на «информационное сопровождение», но рано или поздно сталкивается с интересами крупного бизнеса или государства. Дальше всё просто: или СМИ начинает жить за деньги власти или провластных олигархов, или его уничтожают. Ни то, ни другое нельзя считать положительным сценарием: интересы общества и граждан не просматриваются ни в одном из них.

С развлекательными СМИ всё тоже вполне понятно: заниматься невыгодным и при этом требующего серьезных вложений общественно-политическим, культурным или образовательным вещанием они не будут. Впрочем, развлекательные медиа могут заниматься и политикой, и социальной проблематикой – но тогда мы получает таблоиды, которые озабочены сенсациями и сплетнями, а вовсе не интересами общества или ценностями демократии. И если в какой-то прекрасной России будущего будут доминировать частные СМИ, почему кто-то надеется, что они будут отстаивать демократические ценности, а не проповедовать коммерчески выгодную конспирологию и ностальгию по славному прошлому, сводя всю текущую повестку дня к зубоскальству и скандалам?

Обсуждаемая тема сложна еще и потому, что в России вообще нет традиции общественных СМИ – то есть медиа, которые получают финансирование из собранных с граждан денег, но при этом не подчиняются напрямую государственной власти, а управляются какими-то прозрачными и авторитетными органами. Фактически в России существуют только два вида СМИ – государственные и частные. Но общероссийские СМИ, юридически не принадлежащие государству, фактически контролируются российской властью, так как их собственники так или иначе связаны с государственными органами лично или через финансовые интересы их собственников. Поэтому правда такова, что сейчас в России есть только государственные общенациональные медиа, просто некоторые из них юридически остаются частными.

Возникает парадокс: формально граждане России ничего не платят на содержание общенациональных или любых других медиа, но фактически именно за счёт бюджета содержатся все государственные, и частные общенациональные медиа. Возможно, в этом и заключается ответ на многие вопросы.

Если бы граждане России напрямую облагались особым налогом на телевидение, то, может быть, они бы гораздо больше интересовались тем, кому и за что там платят деньги и какие передачи там выходят.

Как минимум, у недовольных был бы юридический повод требовать, чтоб их мнение учитывали.

Существующие же в России формы финансирования государственных и лояльных государству СМИ из бюджетных фондов или из средств близких к власти коммерческих структур создает у населения ощущение, будто бы оно ничего не платит за телевидение и все другие медиа (в том числе и за активность пропагандистов в соцсетях), что существенно снижает уровень претензий к качеству и содержанию вещания: дареному коню, как известно, в зубы не смотрят.

По сути, финансируемое за счет бюджета пропагандистское телевидение (при этом переполненное коммерческой рекламой!) воспринимается как бесплатное развлечение: ничего не платя и не заморачиваясь торрентами и поиском контента в интернете, гражданин просто включает телевизор и смотрит там кино, концерты, новости, мирясь, а постепенно и свыкаясь с потоком пропаганды, который все это сопровождает. В конце концов, бесплатный контент в интернете тоже сопровождается назойливой рекламой, так что все кажется логичным.

Впрочем, с учётом российской практики взимания налогов не напрямую с граждан, а через места их трудоустройства даже введение прямого сбора на финансирование СМИ, скорее всего, прошло бы незамеченным населением. Да и механизмов отстаивания интересов налогоплательщиков перед властью сейчас не существует.

Так что проблема не столько в том, что люди должны осознанно платить за общественно-правовое вещание, сколько в том, что выделяемые на него деньги должны расходоваться правильным и честным образом.

Какие же уроки из печальной истории российских общественно-политических СМИ можно извлечь, чтоб не повторять ошибок прошлого?

Во-первых, государство не должно владеть и управлять СМИ никогда и ни в коем случае.

Прямое владение государством телевидением, радио и газетами так или иначе превращает их в орудия пропаганды правящей группировки, ибо государство, особенно в России – это не абстрактная идея и не все граждане, а вполне конкретные чиновники на зарплате, заинтересованные в том, чтоб начальство одобряло их усилия и поощряло их.

Во-вторых, демократическое государство не должно отказываться от создания и поддержки общенациональных общественно-правовых, образовательных и информационно-аналитических СМИ – просто надо чётко отделять государственный контроль от государственной поддержки, которая должна быть гласной и ограниченной законами и общественным контролем.

Предубеждённость против общественного финансирования общественно-значимых СМИ ведёт не к свободе медиа от влияния власти, а к отсутствию у общества доступа к взвешенному и нейтральному освещению событий.

Нейтральное же и объективное информирование граждан о ситуации в стране и мире работает прежде всего против популистов и радикалов всех мастей.

С учётом того, какие люди в России обладают сейчас капиталами, легко представить ситуацию, когда после крушения путинского режима начнут возникать частные общественно-политические СМИ с огромными бюджетами, которые будут круглосуточно проповедовать всё тот же путинизм. И кто же будет им противостоять? Краудфандинговые проекты? Самодеятельность в YouTube?

Нынешняя ситуация, когда оппозиционный сегмент общества поддерживает оппозиционные ресурсы и позволяет противостоять государственным медиа на всё более заметном уровне, может пораждать некоторую эйфорию.

Проблема в том, что так будет и тогда, когда власть и оппозиция поменяются местами: недовольные властью будут слать деньги тем, кто её клянет, а вот ждать, что её сторонники будут с энтузиазмом финансировать её медиа, точно не стоит.

Ну или это будет возвращение к олигархической модели, когда владельцы медиа-холдингов будут выкручивать руки правительству и добиваться коммерческих преференций.

Особенно тяжёлая ситуация в регионах. Сейчас там остались только контролируемые властью СМИ и небольшие проекты, работающие на энтузиазме своих редакций и случайных деньгах. Надеяться, что при изменении ситуации приватизируемые мощности местных ТРК достанутся благородным частникам, которые начнут проповедовать ценности свободы и демократии, не стоит. Для того, чтобы в перспективе возникли мощные, влиятельные и независимые региональные СМИ, необходимы новые законы, время и поддержка со стороны общественных фондов, без которых ничего хорошего не получится.

Вопросы, кто и как будет формировать органы, управляющие общественными медиа, кто и как будет выделять деньги им и гранты независимым частным СМИ, кто будет контролировать распределение средств, сложны и требуют подробного и серьёзного изучения с учётом имеющегося мирового опыта. Отказ от обсуждения этих проблем и либертарианская утопия в качестве ответа на все вопросы чреваты тем, что демократические изменения в России снова закончатся авторитаризмом через несколько лет.

Даже если целью новой российской власти будет полный отказ от какого-либо финансирования СМИ из общественных фондов, необходимо запланировать переходный период, в ходе которого новая власть должна сформировать и обеспечить существование целой сети новых общенациональных и региональных медиа, которые в перспективе должны стать стражами демократии и свободы, а не их могильщиками.

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум