Рубрики
Интервью

Пётр Шпиленок о том, чем нам поможет катастрофа на Камчатке

Директор Кроноцкого заповедника поговорил с проектом «РеФорум» о причинах произошедшего у побережья Камчатки и о том, какие реформы нужны в сфере охраны природы.

– Что послужило причиной ЧС?

– Лучшие умы России работают над этим. Думаю, стоит воздержаться от поспешных выводов до тех пор, пока не получены окончательные результаты лабораторных исследований, и рассматривать все версии происходящего, не исключая техногенную.

Я считаю, причина происходящего у берегов Камчатки в любом случае антропогенная. Так или иначе это результат влияния человека.

Кроме того, посмотрите, как долго мы пытаемся разобраться в том, что произошло, как медленно всё идёт. Это значит, что мы совершенно не знаем океан, не понимаем, что такое природа в принципе. Уделяем ей недостаточно внимания. 

Какого именно внимания?

– Человечество привыкло взаимодействовать с природой, порабощая её и потребляя её ресурсы. Сейчас эти модели изжили себя. В основу новой модели должно лечь стремление к более глубокому пониманию происходящих в природе процессов и плавная перестройка политических, экономических, промышленных государственных приоритетов. Для нашего государства это в целом не очень удобно, ведь экономика России привычно базируется на использовании нефти, газа, леса. Тем важнее для нас вкладываться в глобальные исследования, в науку, изучение экологических изменений. Нужно понимать, что нас ждёт.

Не менее важно формировать экологическую культуру в обществе, а также экономику, основанную на устойчивом использовании возобновляемых ресурсов.

– Вы упоминали в СМИ, что ситуация у берегов Камчатки может пойти региону на пользу. Что вы имели в виду?

– Широкое освещение таких ситуаций идёт на пользу не только региону. Если бы история прошла тихо и незаметно, мы не могли бы надеяться и на сотую долю результата, на который рассчитываем сейчас.

Я уверен, что теперь должны последовать какие-то серьёзные решения. Например, неизбежно разрешение ситуации с рекультивацией Козельского полигона (захоронение ядохимикатов, о котором стало известно после того, как одной из версий происшествия на Камчатке назвали утечку отходов оттуда. Губернатор Камчатки обещал его рекультивировать – прим. «РеФорум»). Скорее всего, должны быть приняты новые решения по исследованию океана.

Можно сказать, что в мире происходит глобальный Шиес. История с токсичными последствиями нашей деятельности касается не небольшой группы людей, как в Архангельской области, а всех жителей планеты. И пока нам некуда с неё деваться, от нас и нашей способности контролировать себя зависит очень многое. А государству следует учитывать важность этой темы при формировании бюджетов и распределении ресурсов на глобальные исследования, прислушиваться к мнению населения. Очень важно и межгосударственное взаимодействие – только представьте, какое количество стран и людей объединяет океан.

– Интересно ваше мнение: какие реформы нужны в сфере экологии?

– Сложно говорить об отдельных реформах: каждая сфера, каждая отрасль соприкасается с экологией.

Я, например, работаю в сфере особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и понимаю, что огромное количество накопившихся проблем носят системный характер. В частности, нормативно-правовая база нередко противоречит поставленным задачам (к примеру, противоречия между развитием туризма на ООПТ и строгостью режима охраны), нет системы подготовки кадров на всех уровнях. Не хватает денег, а главное – не хватает системного внимания со стороны государства. Например, до сих пор не создан единый орган госуправления заповедной системой. Сейчас эти функции напрямую берёт на себя Минприроды, которое на самом деле должно только вырабатывать госполитику в этой сфере и координировать общую работу направления. Давно назрела необходимость создания федерального агентства по ООПТ. 

Нужна многолетняя стратегия по экологии, где будет прописана государственная политика по всем ключевым вопросам, в частности, по таким захоронениям, как Козельский полигон, по всей стране, по использованию и переработке пластика, зелёной экономике и по формированию экологической культуры в обществе.

Не стоит забывать, что любая госполитика на самом деле – это лакмусовая бумажка общества. Если какие-то вопросы у нас решаются неэффективно, нужны изменения в головах. Такие ситуации, как сейчас на Камчатке, потихоньку двигают общественное сознание в правильном направлении. Люди осознают, что невозможно отгородиться условным забором от проблем с экологией. Неизбежно придётся взаимодействовать, уважать интересы друг друга и решать общие вопросы совместными усилиями. На эту синергию и должна быть направлена стратегия развития государства в сфере экологии. Так должны решаться и межотраслевые, и межгосударственные вопросы. Пока мешают инертность и нежелание расстаться со старыми шаблонами.

Центрами решения экологических вопросов способны стать национальные парки и заповедники. Они есть в каждом регионе России, при них работают научные и эколого-просветительские центры, способные объединять вокруг себя заинтересованных людей.

На примере заповедников очевидно, что сохранять природные территории без общественной поддержки невозможно. В 20 веке Кроноцкий заповедник закрывали дважды. Именно в эти периоды уникальным территориям был нанесён ни с чем не сравнимый ущерб. И это не единственный печальный пример в нашей стране. Ликвидация десятков уникальных заповедников происходила и при Сталине, и при Хрущеве. Если бы на тот момент существовал достаточный уровень общественной поддержки заповедного дела, этого бы не произошло. Мы должны научиться охранять природу не от людей, а вместе с ними.

Сегодня, в 21 веке, просто отделять заказники, заповедники и национальные парки от окружающего пространства недостаточно: так мы не сможем обеспечить их сохранность. Вот произошла экологическая катастрофа, затронувшая акваторию Южно-Камчатского заказника – и никакая эффективная охрана территории заказника не помогла. Мы живём в мире с глобальными вызовами, и нужно выстраивать госполитику так, чтобы сохранять природу всеобщими усилиями.

Россия пользуется огромным количеством природных богатств. Думаю, именно охрана природы могла бы стать национальной идеей для России. Не ура-патриотизм, который уже продемонстрировал свою несостоятельность, а действительно светлая идея – сохранение нашего общего дома – могла бы объединить нас всех.

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум