Рубрики
Мнения

Протесты: личный опыт

31-летний фигурант «Болотного дела» – о том, почему не на каждый митинг стоит выходить, о роли правозащитников и необходимости говорить с людьми на понятном языке.

Я примкнул к массовому оппозиционному движению в России на заре его становления, в конце 2011 – в начале 2012 года. До того акции протеста были уделом субкультурщиков (самый яркий – пример НБП, Национал-большевистская партия) и неполитизированных граждан, которых государство лишало тех или иных льгот.

К моменту выхода на Болотную я был достаточно идеологически подкован и окружён людьми, объединёнными общей идеей: честные выборы как основа демократических преобразований. Мы боялись, что если сейчас ничего не предпринять, может стать слишком поздно. Мы требовали перевыборов в Государственную думу и аннулирования итогов состоявшегося голосования. Кричали, что нужен нормальный парламент, что он, вопреки крылатой фразе Бориса Грызлова, должен стать местом для дискуссий. При этом ни я, ни окружающие меня протестанты не понимали рисков, связанных с протестом.

Меня арестовали через 9 месяцев после Болотной. И обыск в моей квартире, и арест стали абсолютным шоком (Илье Гущину вменили в вину, что сотрудник ОМОНа испытал физическую боль, когда Гущин потянул его за шлем в попытке оттащить от мужчины, лежащего на земле, которого ОМОНовец избивал – прим. «РеФорум»). Впереди меня ожидали три весьма познавательных года в заключении. У меня оказалось достаточно времени, чтобы поразмыслить над тем, что такое современный протест и каким он должен стать.

Сегодня я разборчивее отношусь к происходящему и не пойду на митинг просто для того, чтобы обеспечить его массовость или тем более просто за кампанию, как случалось раньше. Я хочу понимать, кто собирает людей, каких целей добиваются митингующие и, как ни цинично, кто в результате станет выгодоприобретателем.

Вынужден признать, что стал более скептично относиться к существующей сегодня оппозиции. Например, зачем они призывали участвовать в голосовании по поправкам в Конституцию? Все решения были приняты, «правильные» результаты заготовлены заранее. К чему было кричать о борьбе, призывать людей присоединяться к этому балагану? Зачем собирать народ на митинги в «санкционированные загоны»? Нельзя десятилетиями совершать одни и те же ошибки. Бархатные революции в Восточной Европе конца 80-х и «Революция достоинства» в Украине доказали нам, что лишь активное сопротивление дает гражданам права и свободы. Пока же среди тех, кто мог бы повести за собой народ, слишком много междоусобных конфликтов и слишком мало понимания того, что в действительности тревожит людей.

Откровенно обескураживает пренебрежительное отношение оппозиционных партий и их лидеров к простым участникам.

К сожалению, политики нередко дистанцируются от жертв политических репрессий, оказывая поддержку лишь на словах. Защиту политзаключенных берут на себя правозащитники и отдельные активисты – но не те, кто призывает выходить на улицы.

Именно правозащитники освещают дела, подобные моему и делам моих товарищей по Болотной. Занимаются сбором средств, в том числе на оплату адвокатов. Только благодаря «Комитету 6 мая», который объединил гражданских активистов, представителей общественных и политических движений для защиты пострадавших от полицейского и следственного произвола в ходе репрессий, начатых властями по факту так называемых «массовых беспорядков 6 мая», даже в заключении я не чувствовал себя в полном одиночестве. Почти каждый день я получал письма поддержки, «Комитет» помогал и материально. Правозащитники приходили ко мне в камеру – и тюремная администрация понимала, что моё дело находится у них под контролем, что я не один против системы. Мой горький опыт позволяет утверждать: именно правозащитные организации сегодня вносят самый существенный вклад в формирование гражданского общества в стране.

Нам не хватает оппозиции, которая будет способна популяризировать идею реформ в России. С моей точки зрения, сегодня нет лидера и политического движения, способных простым и понятным языком донести до обычного человека, что всё происходящее в стране касается лично каждого. Объяснить, что всё взаимосвязано: свобода слова с ценами на бензин, отсутствие сменяемости власти – с качеством дорог и пр. Можно долго говорить о социальных, экономических, национальных и прочих вопросах, которые волнуют многих оппозиционеров, но в основе реформаторской работы должен быть простой ориентир: федерализация и децентрализация страны.

Начинать менять ситуацию нам следует с самих себя, со своего отношения к происходящему. Именно безразличие на самых разных уровнях тормозит изменения к лучшему. Большинство наших сограждан не понимает, почему им нужно делать выбор в пользу сложных решений, и их сложно винить в этом. Они заняты своими повседневными проблемами, им не до политики. Люди выживают.

Чтобы это выживание прекратилось, чтобы стала возможна полноценная жизнь, нам нужна оппозиция, которая будет способна популяризировать идею реформ и говорить с людьми на понятном им языке. При этом я думаю, что человек, который сможет стать сильным лидером, способным повести за собой массы, скорее всего придет именно «из народа».

Автор фигурант «Болотного дела», в прошлом комендант «Руси Сидящей».

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум