Родные края: как развить внутренний туризм

Россияне, не поехавшие за рубеж в связи с ковидными ограничениями, неохотно путешествуют и по отечеству. Внутрироссийский турпоток снизился, по разным оценкам, на 10-12% в сравнении с допандемийным 2019 годом: при любой возможности наши соотечественники стремятся отдохнуть за рубежом. Как привить им вкус к патриотичному отдыху, «Рефорум» спросил у экспертов.

Участники тревел-рынка России называют пандемию коронавируса подарком для сегмента внутреннего туризма. Большинство границ закрыты (в 2021 году россиянам были доступны турпоездки лишь в 21 страну против 81 в доковидном 2019-м), и гражданам, по идее, ничего не остаётся, кроме как путешествовать по собственной стране.

Тем более что государство предприняло реальные меры поддержки внутреннего туризма: введён возврат 20% оплаты туристических услуг, запущены чартерные перелёты по России (пока около десяти, планируется до 67 направлений). Туркомпании активизируют имеющиеся и разрабатывают новые маршруты, придумывают интересные предложения для клиентов: круизы по северным рекам и озёрам, паломничество в раскрученную после фильма «Левиафан» Териберку в Мурманской области, и экскурсии на промышленные предприятия, и придуманные в Тюмени туры-«морезаменители» – отдых на термальных источниках. Гостиницы и общепит в регионах обрадовались появившемуся спросу.

Прорыва во внутрироссийских путешествиях за два года пандемии не случилось

Однако прорыва во внутрироссийских путешествиях за два года пандемии не случилось: по данным Ассоциации туроператоров России (АТОР), турпоток по стране в 2021 году оказался на 5-10% меньше, чем в 2019-м.

Пирамиды выигрывают

Судя по статистике Росстата, до коронакризиса россияне гораздо охотнее выбирали зарубежные поездки, чем отечественные. Так, в 2019 году в российских средствах размещения (гостиницах, хостелах и прочих) с целью отдыха останавливались 40,3 млн человек (включая примерно 5 млн иностранцев). Выездной же турпоток в 2019 году превысил 45,3 млн человек.

В январе-сентябре 2021 года выездной поток сократился на 39%, до 13,7 млн. Но и число путешествовавших по РФ уменьшилось (на 12%): в январе-сентябре отели, кемпинги, апартаменты приняли лишь около 31 млн отдыхающих.

Россияне ведут себя совсем не патриотично: как только открываются для поездок какие-нибудь страны – сметают все туры. Например, после августовского возобновления полетов из России в Египет спрос на отечественные курорты обвалился на 23%: граждане принялись менять путевки в Сочи и Феодосию на Хургаду и Шарм-эль-Шейх.

Сомнительный приоритет

Главная причина давно известна: отдых за рубежом в среднем дешевле и комфортнее, чем в России. Например, недельный тур в формате «всё включено» на двоих в популярный глэмпинг «Китовый берег» на берегу Баренцева моря обойдется в 300 тыс. рублей, не считая перелёта до Мурманска. Съездить на тот же срок в Хургаду можно за 60-70 тыс. рублей, включая авиабилеты. Традиционные внутрироссийские туристические направления дешевле, чем новые, вроде Мурманска: скажем, тур в Сочи «всё включено» на двоих в начале июня будет стоить около 70 тыс. рублей. Но черноморские курорты – это сезонный отдых. А поездки в другие российские регионы, не привязанные к пляжному сезону, часто обходятся дороже зарубежных и существенно проигрывают с точки зрения сервиса.

Чтобы изменить ситуацию, мало закрыть границы, нужно, чтобы государство признало туризм важным для экономики направлением – не на словах, а на деле, говорит профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова: «Вы можете построить отель, а потом у вас возникнут проблемы с его подключением к инженерной инфраструктуре. Запустите отель, но самолеты не будут летать в этот город. Или будут летать только регулярные рейсы, что очень дорого. Значит, гостиница уровня «две-три звезды» не будет работать. И так далее. Государство должно дать понять бизнесу, что будет способствовать развитию туризма, причём это надолго».

По её мнению, в этом Россия отличается от многих других стран, где сектор туризма на государственном уровне признан приоритетным.

Константин Шолмов из «Дома культуры Льва Лурье» подтверждает: есть полезные программы господдержки, но никто не может гарантировать, что они будут продолжаться. Например, туристический кешбэк помог продвигать путешествия по России в 2021 году, но участники рынка не знали, будет ли он действовать в 2022-м: «Такие вещи каждый раз утверждают отдельными распоряжениями, а для планирования бизнеса нужна определенность на перспективу».

Чтобы развивать тревел-сервис, нужна законодательная база по профессиям в туризме, добавляет Юлия Григорьева, руководитель отдела турпродукта компании RussiaDiscovery. Многие гиды и экскурсоводы сейчас работают в полусерой сфере именно из-за отсутствия законодательного регулирования: «Сейчас этим начали заниматься, разрабатывается соответствующий федеральный закон. Думаю, это поднимет престиж профессии, а значит, повысит качество специалистов. Ведь сейчас по большей части в туризм идут временно, на сезонную подработку. Человек редко сознательно решает: я хочу стать гидом. Это нужно менять. Мы знаем по зарубежному опыту, что гиды с большим опытом очень ценятся. В нашей стране такие специалисты редкость».

Ещё одна проблема, которую бизнес не может решить самостоятельно, – дороговизна перелётов. «Страна у нас большая, а транспорт дорогой. Многие люди говорят нам: «У вас такие интересные туры, но, чтобы слетать в Архангельск, нам нужно выложить целый месячный семейный бюджет». Стоимость авиабилетов сравнялась со стоимостью самого тура – это очень дорого», – признает Шолмов.

Привозной сервис

Другая сторона вопроса, не имеющая прямого отношения к государственной политике: население часто само не готово развивать внутренний туризм – ни в качестве клиентов, ни в качестве предпринимателей. Прежде всего, потому, что россияне очень мало знают о туристическом потенциале собственной страны. «Люди просто не знают, куда в России можно поехать и что посмотреть. Все слышали про Гранд Каньон в Америке, но у нас есть места не менее, а может, и более впечатляющие. Если развивать эти места как туристические, начнёт появляться и инфраструктура», – уверена Юлия Григорьева.

В качестве примера она рассказывает о развитии маршрутов на полуострова Средний и Рыбачий в Мурманской области, известные живописными пейзажами и северным сиянием: «Когда-то мы были единственным оператором, который работал на этой территории и говорил, что эти места стоит посмотреть. Сначала было 20 туристов за лето. Но постепенно появлялась инфраструктура – глэмпинг, который мы там поставили. Территория стала гораздо более популярной, поехали самостоятельные туристы, туда стали возить людей другие туроператоры. Пришли крупные инвесторы, которые создали свои объекты размещения. Например, «Роза Хутор». За шесть лет это направление стало таким популярным, что теперь за лето туда приезжает несколько тысяч человек».

Гиды «Дома культуры Льва Лурье» также разрабатывают направления, которые не входят в число популярных: Елец, Рыбинск, Тутаев и др. Оказывается, что местные жители и даже работники общепита и отелей далеко не всегда рады гостям. «Во многих местах очень плохо с сервисом, отсутствует привычная нам культура обслуживания. Официант в ресторане на тебя смотрит так, как будто ты в суп ему плюнул. Он занят: обсуждает по телефону, как он позавчера сходил на дискотеку. А тут ты его отвлекаешь – и ты злейший враг. В одном кафе мы спросили у официантки, есть ли у них туалет. Она так возмутилась, будто её о чём-то неприличном спросили», – рассказывает Шолмов.

По его словам, дефицит и плохая подготовка кадров – одна из самых больных проблем тревел-индустрии. Нередко предпринимателям, которые создают туристическую инфраструктуру в российских регионах, приходится привозить туда сотрудников из Москвы и Петербурга, предлагая зарплаты выше, чем в столицах. Причём даже на таких условиях найти желающих переехать в провинцию крайне сложно. Во многом из-за разницы в качестве жизни в регионах и мегаполисах. А эту проблему высокой зарплатой не решить, говорит Шолмов.

Если государство не будет мешать бизнесу и сохранит хотя бы уже сложившийся уровень поддержки отрасли, то перспективы у внутреннего туризма хорошие

Впрочем, участники рынка настроены оптимистично. По их мнению, сейчас работает закон «спрос рождает предложение»: туристическая инфраструктура постепенно развивается, уровень сервиса растет. Если государство не будет мешать бизнесу и сохранит хотя бы уже сложившийся уровень поддержки отрасли, то перспективы у внутреннего туризма хорошие, прогнозируют эксперты.

«У нас есть теория, в которую я очень верю. Пандемия – это благо для внутреннего туризма. Прививка Россией останется. Конечно, когда откроют границы, в первый год внутренние потоки просядут. Но люди продолжат ездить по своей стране, и не только к тёплому морю. Люди распробуют Россию, и этот интерес сохранится», – резюмирует Юлия Григорьева.

Поделиться