ИТОГИ-2021: регионы

Маятник федерации в точке её отмены

Поделиться
В любом федеративном государстве бывают периоды большей централизации и, напротив, децентрализации политики. Амплитуда таких колебаний в постсоветской России оказывается слишком широкой для исторической устойчивости страны. 

9 декабря Госдума приняла во втором чтении закон Клишаса-Крашенинникова «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации», который де-юре подводит черту под длительным процессом ликвидации российского федерализма. Нет сомнений, что вскоре этот закон легко пройдёт третье чтение и будет подписан президентом, а множество поправок, которые направили региональные парламенты, будут проигнорированы.

Этот закон фактически унифицирует всю региональную политику, не оставляя никаких возможностей для законодательного многообразия, которое существует в американских штатах или германских землях. Название «Российская Федерация» остаётся только на бумаге.

Если совершить небольшой исторический экскурс, можно увидеть, что сами основы постсоветского российского федерализма были очень непрочными. Федеративный договор 1992 года заключался не напрямую между регионами, которые впоследствии избирают федеральное правительство (как это было в ранних США), но по прямо противоположной модели – регионы подписывали договор с Кремлем, который милостиво поделился с ними частью полномочий. Да и те впоследствии забирал обратно.

С приходом к власти Владимира Путина эта централизация резко усилилась. Началось строительство вертикали власти, которая по своей природе несовместима с принципом договорного федерализма. В 2002 году были запрещены региональные политические партии, являющиеся голосом местных гражданских сообществ и свободно существующие даже в унитарных европейских государствах. А в 2004 году Путин вообще отменил свободные выборы губернаторов. Если бы нечто подобное вздумал сделать любой президент США, он бы сам немедленно получил импичмент.

В 2012 году после массовых протестов губернаторские выборы в России были возвращены, но фактически они стали продолжением назначаемости под маской избираемости. Президент назначает «временно исполняющих обязанности» губернаторов, которых затем усиленно продавливают на выборах. А независимым политикам практически невозможно пробиться в кандидаты по причине «муниципального фильтра» – среди депутатов доминируют члены правящей партии.

Аналогов «прямых линий» с президентом США или канцлером ФРГ представить невозможно, потому что все эти вопросы эффективно решаются локальными властями

Деятель кремлёвской администрации Сергей Кириенко прямо заявляет: «российское государство построено не по договорному типу». Столь откровенное отрицание принципов федерализма свидетельствует о том, что власть стремится к полной унитаризации государственного управления. Но возможно ли управлять гигантской страной от Балтики до Тихого океана, с десятками многообразных регионов, унитарными методами? Это приводит к абсурду, который ежегодно можно наблюдать на «прямых линиях» Путина, когда президент лично решает проблему прорвавшейся трубы в каком-то сибирском поселке. Аналогов таких «прямых линий» с президентом США или канцлером ФРГ представить невозможно, потому что все эти вопросы эффективно решаются локальными властями. Но в нынешней России у них зачастую просто нет средств на решение элементарных проблем местного населения.

Кремль живёт иллюзией, будто централизацией всех полномочий и ресурсов он укрепляет страну. Но как учит история, такая политика фактически может привести к противоположному результату.

Сполохи федералистского пробуждения

Региональные протесты против унитаристской политики центра набирали силу все последние годы. И иногда гражданским движениям удаётся одержать победу. Например, в 2020 году экозащитники добились прекращения строительства гигантского полигона для московского мусора в Шиесе – эта история получила общероссийский и даже международный резонанс. Один из организаторов протестов Олег Михайлов тогда говорил о колониальной политике Москвы по отношению к регионам. И в нынешнем году он был избран депутатом Госдумы от Республики Коми.  

В Госдуму осенью прошла и партия «Новые люди», лицом которой стала экс-мэр Якутска Сардана Авксентьева. И несмотря на вопросы к организации этой партии, весьма показательно, что тема возрождения федерализма является у ее представителей одной из ведущих.

Попытался выдвинуться в Госдуму и Антон Фургал, сын арестованного хабаровского губернатора. Однако прошлогодние массовые протесты в Хабаровском крае, видимо, так напугали власть, что его сняли с выборов под надуманным предлогом, а в новые губернаторы продавили кремлевского наместника. Но это вряд ли остановит граждан, требующих свободных выборов – наоборот, на Дальнем Востоке будут только расти антикремлевские настроения. «У нас не любят колониального диктата и произвола», – говорит Антон. 

Межрегиональная гражданская «горизонталь» оказывается прочнее бюрократической «вертикали»

Весной нынешнего года независимые муниципальные депутаты из более чем 30 регионов решили провести в Великом Новгороде свой Земский съезд. Эта гражданская инициатива, обретающая общероссийский характер, также весьма пугает центральную власть. Несмотря на то, что съезд был разогнан полицией, его участники продолжают онлайн свое политическое взаимодействие. И межрегиональная гражданская «горизонталь» оказывается прочнее бюрократической «вертикали».

А возвращаясь к скандальному законопроекту Клишаса-Крашенинникова о полной ликвидации федерализма, нельзя не отметить такой беспрецедентный факт: на первом чтении против него проголосовали 6 депутатов «Единой России» от Республики Татарстан. И хотя ко второму чтению они наверняка получили втык от партийного начальства и проголосовали «правильно», сама эта ситуация свидетельствует о подспудном расколе элит. А он всегда является предвестником политических перемен.

Протесты против отмены федерации в России вряд ли удастся остановить. Напротив, эти попытки тотальной унитаризации страны способны в какой-то момент вызвать лавинообразную обратную реакцию. И когда исторический маятник качнётся в другую сторону, он может уже не остановиться на возрождении федерализма, но зашкалить до распада государственности как таковой.

Такое мы наблюдали ровно 30 лет назад, когда после августовского путча советские республики стремились уже не к новому союзному договору, а к полной независимости. И нынешние сторонники отмены федерации, видимо, ещё не поняли, что она может «отмениться» совсем иначе, чем они себе представляют.    

Поделиться