Технологии против фальсификаций на выборах

Юлия Кривоносова о том, могут ли избирательные технологии помочь в борьбе с фальсификациями. Это новый партнёрский материал проекта «Рефорум» и Riddle, полный текст колонки доступен по ссылке.

Несистемные фальсификации и их попытки – часть избирательного процесса даже в самых развитых демократиях (недавно, например, попытка несистемной фальсификации была зафиксирована в Швейцарии). Ни одна даже самая инновационная технология не сможет гарантировать отсутствие фальсификаций. Задача технологий скорее в том, чтобы сделать фальсификации более заметными для обнаружения.

Задача технологий скорее в том, чтобы сделать фальсификации более заметными для обнаружения

Опыт России демонстрирует, что для борьбы с фальсификациями нет большой разницы между использованием высоких технологий и более доступных: ни запись всех электронных голосов в блокчейн во время экспериментов по электронному голосованию в Москве в 2019 году, ни многолетняя практика использования видеотехнологий для наблюдения за выборами на каждом отдельном участке не решили проблем с фальсификациями. Использование технологий либо не было прозрачным, либо не приводило к большей прозрачности избирательной системы. Простой пример – закрытие посторонними предметами видеокамер, установленных на избирательных участках.

Технологии не должны превращать устоявшийся и понятный избирательный процесс в «чёрный ящик». В атмосфере отсутствия в обществе понимания, как работает конкретная технология, легче распространить дезинформацию о её применении, тем самым подрывая доверие граждан к избирательному процессу в целом.

Примером могут послужить президентские выборы в США в 2020 году, когда один из новостных порталов на русском языке опубликовал новость о том, что данные избирателей в Мичигане оказались слиты в сеть. Эту новость в скором времени перепостили «Коммерсантъ» и «Медуза» («Медуза» позднее извинилась перед своими читателями). В реальности эти данные были всегда доступны. Комментируя данный эпизод, один из экспертов по кибербезопасности сказал: «Дезинформация представляет собой более значимую угрозу для доверия избирателей, чем уязвимости любой технологии».

Опыт и демократических, и недемократических стран показал, что внедрение технологий в избирательный процесс подразумевает участие частных компаний. Принципы защиты коммерческого интереса частных компаний позволяют им существенно ограничивать возможности для наблюдения и контроля за внедрением технологий.

Во всём мире растет число краудсорсинговых инициатив, направленных на борьбу с фальсификациями

В силу данных причин во всём мире растет число краудсорсинговых инициатив, направленных на борьбу с фальсификациями. Один из самых ярких примеров – инициатива по параллельному подсчёту голосов в Индонезии KawalPemilu. Эта инициатива стала возможна благодаря тому, что избирательная комиссия Индонезии начала публиковать в открытом доступе протоколы подсчёта голосов с каждого избирательного участка. Волонтёры KawalPemilu проверяют протоколы в режиме реального времени и ведут параллельный подсчёт голосов.

Россия тоже находится на передовой по использованию технологий для наблюдения за избирательным процессом с помощью краудсорсинга: каждые выборы волонтёры анализируют протоколы подсчёта голосов с каждого избирательного участка, поскольку они, как и в Индонезии, публикуются в открытом доступе. Особого внимания заслуживают проекты движения «Голос» и  работы Сергея Шпилькина.

Не так важен вопрос, какие именно технологии используются. Гораздо важнее, каким образом они внедрены, каким целям они служат и кто имеет доступ к наблюдению за всеми стадиями их использования. В качестве конкретного рецепта потенциальной реформы я предлагаю взять известную технологию – например, видеонаблюдение на избирательных участках – и полностью пересмотреть её применение. Следует:

  • определить цели внедрения технологии. Должна ли она только обеспечить возможность наблюдения, или же она предусматривает ответственность за нарушения, выявленные в ходе видеонаблюдения? На данный момент использовать видеозаписи фальсификаций в суде затруднительно, потому что правоохранительные органы не признают неофициальные записи, а получить доступ к официальным крайне сложно;
  • определить практику внедрения данной технологии: санкции и контрольный орган, гарантирующий, что камеры будут стабильно работать на всех избирательных участках и не будут закрыты посторонними предметами;
  • обеспечить доступ всех участников процесса ко всем стадиям использования технологии. Это включает в себя не только возможность наблюдения за сигналом, передаваемым камерами в день выборов, но и за процессом закупки и установки камер, разработки веб-портала, на который транслируется сигнал со всех камер, разработки вспомогательных механизмов для возможности автоматического определения фальсификаций, например путём использования искусственного интеллекта, а не путем ручного просмотра всех видеозаписей.

Автор – младший научный сотрудник департамента инноваций и управления им. Рагнара Нурксе, Таллинский технический университет.

Поделиться