Рубрики
Интервью

Ксения Фадеева: как подвинуть “Единую Россию”

Координатор штаба Навального в Томской области и депутат горсовета Томска – о технологии «Умное голосование» и о том, зачем нужны и как работают независимые муниципальные депутаты.

11-13 сентября в России прошли муниципальные и региональные выборы. Была вновь использована система «Умное голосование», разработанная в 2019 году Алексеем Навальным. В Томске, где вас только что избрали депутатом горсовета, «Единая Россия» потерпела поражение – получила меньше трети мандатов. Напомните, пожалуйста, читателям, в чем идея технологии «Умное голосование», на каком уровне выборов её применяли?

– «Умное голосование» применяется там, где разыгрывается много мест, например в думе. Как правило, голоса тех, кто хочет проголосовать против «Единой России», распыляются: один голосует за «Яблоко», второй – за КПРФ, третий – за справедливоросса, в итоге все набирают по чуть-чуть, а выигрывает кандидат от «Единой России» (ведь голоса бюджетников и сторонников власти не распыляются, а уходят единороссам).

Задача «Умного голосования» – разрушить монополию единороссов, чтобы у них не было большинства в думе. В Томске это получилось.

Процесс строится так: мы выбираем в каждом округе самых сильных кандидатов от оппозиции, наблюдаем, насколько активно они вели кампанию, как ведут соцсети, какая у них электоральная история. Например, если кто-то в прошлый раз почти выиграл, то понятно, что у него высокая узнаваемость и хорошие шансы на победу. В итоге выбираем одного человека на одномандатный округ и рекомендуем его поддержать всем избирателям округа.

На губернаторских выборах все немного иначе. Мы предлагали оппозиции голосовать по принципу «за любого кандидата, кроме «Единой России», так как задача была снизить результат кандидата от власти, чтобы он не набрал больше 50% и вышел во второй тур. А во втором туре, где соревнуются двое, уже голосовать за его соперника.

– Сколько в итоге мандатов у «Единой России» в томской городской думе, а сколько у участников «Умного голосования»?

– Всего в гордуме 37 мандатов. По итогам выборов у единороссов 11 мест (из них трое прошли по партспискам «Единой России», восемь – победили в одномандатных округах), у оппозиции – 26 (19 одномандатников, семь – по партспискам). От штаба Навального нас прошло двое – я и мой коллега Андрей Фатеев. Кроме нас, в гордуму попали три члена «Яблока», восемь самовыдвиженцев и по паре человек от ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России». Дума получилась очень пёстрая.

– Будете формировать коалицию с оппозицией?

– Сейчас задача – создать рабочий орган в думе, то есть избрать спикера, его заместителя, сформировать комитеты. Будем обсуждать эти процессы со всеми оппозиционными депутатами.

– Кто-то из оппозиции уже заявил о намерении сменить партию?

– Нет, пока таких нет.

– Были ли какие-то ошибки по кандидатам от «Умного голосования»?

– Можно счесть ошибкой, когда кандидат, поддержанный «Умным голосованием», занимает третье место. То есть мы поддержали не самого сильного оппозиционера – и в итоге выиграл единоросс. В Томске такого не было. Про непроверенных кандидатов в других округах тоже говорить затрудняюсь.

Риск всегда есть, когда речь идет о системной оппозиции – например, ЛДПР или партии «Новые люди», подконтрольных Кремлю. Вероятно, этими депутатами можно будет как-то управлять. Будем следить за такими депутатами и, если начнут вести себя непорядочно, опубличивать их.

– Вы избрались в гордуму. Что можно делать на должности такого уровня? Какие полномочия она даёт?

– Муниципальный депутат в первую очередь обладает представительскими функциями – то есть представляет интересы избирателей округа и города в целом. В случае с Томском один округ – это 12 тысяч человек, и моей обязанностью будет доносить их требования, их позицию до исполнительной власти. Кроме того, мне предстоит контролировать работу исполнительной власти, в том числе по благоустройству территорий (например, по ремонту придомовых территорий). А еще мы с коллегами сможем вносить правки в бюджет города. Это делается через комитет по бюджету, он как раз сейчас формируется, как и прочие комитеты. И в рамках этого комитета можно будет сказать, например: не хотим так много тратить на автомобили чиновников, хотим больше детских площадок. И, конечно, постоянная работа с избирателями и депутатские запросы. Моя задача – чтобы те, кто столкнулся с проблемой, знали: у них есть избранный представитель, которому можно в любой день позвонить, прийти – и он поможет ее решить. Что не нужно сразу стучаться во все двери, подключать СМИ и правозащитников.

– С политической точки зрения – какие потенциальные возможности даёт попадание оппозиции в муниципальные органы власти?

– Во-первых, если какая-то зарегистрированная партия прошла в городскую Думу, она получает право не собирать подписи на последующих выборах в региональное заксобрание. Например, такая возможность есть у «Яблока». Нас, правда, это не касается – мы баллотировались как самовыдвиженцы, так как партии у нас нет: нам девять раз отказывали в регистрации.

– Можно попробовать договориться с «Яблоком» о сотрудничестве на выборах в заксобрание?

– Мы это пока не обсуждали, но в теории – да. В целом мы очень надеемся, что люди в Томске поймут: когда оппозиция приходит к власти (необязательно из команды Навального, любая оппозиция), то ничего страшного не происходит. Рассчитываем на то, что у людей пропадет страх перед переменами, мысль «только бы не стало хуже». Не станет хуже. Наша задача – постараться доказать, что оппозиционная гордума может работать эффективно, гораздо эффективнее, чем монолитная дума из единороссов. Это особенно важно сделать в преддверии федеральных выборов в Госдуму.

– «Умное голосование» планируется использовать на выборах в Госдуму в 2021 г.?

– Конечно.

– Последний вопрос общий: как считаете, что в российской политической системе нужно поменять?

– Всё. У нас разрушены все политические институты. В России нет независимого суда, нет независимых СМИ. Нет разделения властей: законодательная, судебная и исполнительная власть слились воедино.

Это всё очевидные вещи, но они влияют на жизнь и безопасность каждого. Институты должны нормально работать. Нужно, чтобы регистрировали партии с разной политической позицией. И конечно, нужно, чтобы в регионах независимые политики пытались участвовать в выборах, начали общаться с избирателями, а не только со своими сторонниками в интернете. Это и правильно, и эффективно.

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум