“Мы показали правильный паттерн поведения”

Активист и общественный деятель, гость предновогоднего подкаста «Агенты перемен» Евгения Чирикова рассказывает об уроках и смысле Химкинского леса, о том, чем плох лидерский протест и на кого стоит делать ставки. «Рефорум» традиционно публикует выборочные фрагменты беседы.

О лучшем воспоминании

Это митинг на Пушкинской площади в августе 2010 года, который вел Артём Троицкий, на котором пел Юра Шевчук. Я держала под ним лестницу! Это было потрясающе. Нам не дали провести звукоусиливающую аппаратуру, и Юрий пел просто в голос на 5000 человек. Было невозможно его услышать, но поскольку это была песня «Родина», то все просто пели вместе с ним. Это одно из самых счастливых мгновений моей жизни, я чувствовала, что у нас у всех одни ценности, мы все едины.

О счастье

Я с большим удовольствием помогаю людям, потому что испытываю от этого безумный кайф. Человеку нужен человек. Хотите быть счастливы – помогайте.

О Химкинском лесе

Химкинскому лесу я страшно благодарна: я открыла для себя радость изменения мира вокруг себя. Я была абсолютно аполитичным человеком до этого, не ходила на выборы. Мне даже нравился Владимир Владимирович. Казался таким интеллигентным человеком. Стыдно вспоминать. Вот почему я очень верю в российское гражданское общество: если такого овоща, как я, можно было поменять, все остальные поменяются точно.

Конечно, урок Химкинского леса не в том, как пошла трасса. Мы были одним из первых движений, которое показало правильный паттерн поведения. Показали, что нельзя смиряться с тем, что тебе не нравится, что надо говорить «нет». На тот момент нас приравнивали к городским сумасшедшим. 15 лет назад активизм было чем-то стыдным, странным, им никто не занимался. Я не могла найти ни одного такого же движения. Это сейчас вы открываете портал «Активатика» и видите, как много у нас на самом деле очагов сопротивления несправедливости.

Первые пять лет мы потихонечку организовывали сборы подписей, маленькие пикеты, распространяли информацию. Катализатором движения стала трагедия: на одного из самых достойных граждан нашего городка, журналиста Михаила Бекетова было совершено покушение после того, как он написал статью, что за Химкинским лесом стоит коррупция. Его избили так, что он стал глубоким инвалидом. Эта история потрясла нас.

Мы поняли, что это уже не вопрос деревьев, а вопрос нашего достоинства, жизни нашего товарища. Жертва, которую он принёс, была так высока, что мы не могли просто так отказаться от своих убеждений.

Мы хотели найти опыт таких же обычных людей, как и мы. И нашли: это было дело Свомпи в Англии, когда обычный парень организовал движение в защиту леса, который тоже пытались уничтожить под трассы. Это он придумал делать норы под лесом. Они себя приковывали к деревьям, у них был очень яркий протест. Дело Свомпи нас долго вдохновляло.

Для меня процесс не кончается: мы продолжаем бороться, но уже на другом уровне. Мы смогли сделать международное расследование благодаря Bankwatch и нашим коллегам, французской диаспоре. Доказали, что по проекту трасса Москва-Санкт-Петербург деньги из Российской Федерации идут концессионеру, французской компании, а потом отправляются в офшоры, в том числе в офшор к Аркадию Ротенбергу. Это явно международная коррупция. Мы обратились и в российские органы, не получили никакого ответа, а вот французское правосудие начало работу.

О важности голоса

Нам удалось сохранить большую часть леса – хотели вырубить две с половиной тысячи гектаров, в результате вырубили сто. Мы не смогли убрать дорогу из леса, но сам лес стоит. Но если говорить про Куштау и Шиес, там победа вчистую. Они, конечно, больше молодцы, чем мы, восхищение моё полнейшее!

И им было сложнее, чем нам, потому что мы-то были рядом с Москвой, и журналистам было проще к нам доехать. А журналисты в этом деле крайне важны, потому что если про тебя не пишут, то тебя нет. Зря сжигал себя.

Для активиста самое главное – голос. [Поэтому] мы сделали ресурс «Активатика», такой Facebook для активистов. Вы регистрируетесь и выкладываете информацию о протесте, задача нашей команды –проверить факты и распространить информацию, если она соответствует действительности. Мы даём голос активистам по всей стране.

Об отношениях с властью

У активистов не бывает хорошо с властями. Вся машина работает против вас: прокуратура, суды, полиция, Центр по борьбе с экстремизмом… Всё, от ЖКХ местного. До тех пор, пока у нас не будет нормальной сменяемости власти, люди будут вынуждены, рискуя жизнью и здоровьем, защищать свои конституционные права, защищать интересы свои и своих детей. Никому не нравится лежать под бульдозером, жить два года в вагончике или обнимать огромную гору. Если бы у нас были нормально работающие суды, полиция и прочие государственные институции, я вас уверяю, никто бы в лес жить не пошел.

О лидерском протесте

Лидерный протест опасен для лидера и не только для него. У меня, например, из-за моих активных действий Центр по борьбе с экстремизмом и опека пытались отнять детей. Слава богу, не удалось, потому что я развела большую общественную и медийную кампанию. Лидеров пытаются купить, убить, отравить. Обратите внимание, что современный российский протест – новый, региональный – практически всегда безлидерный.

Вы не знаете, кто лидер протеста на Шиесе или Куштау, вы не знаете, кто лидер протеста в Екатеринбурге. Все лидеры. И это очень клево, потому что непонятно, по чьей голове бить.

О том, во что верить

Я верю в низовой активизм. Люди, которые побывали активистами, вдруг начинают, как в «Матрице», понимать реальность, понимать, что государство не работает, у них появляется запрос на демократию. Они начинают хотеть идти, например, в муниципальные депутаты. Это довольно тяжело, когда ты сопротивляешься такой страшной системе.

Нужно очень бережно относиться к себе, понимать, что это марафонский забег: если ты хочешь увидеть преобразования, как говорила Людмила Михайловна Алексеева, живи долго.

Я верю, что активисты и муниципальные депутаты – надежда России. Потому что они будут в состоянии провести демократическое преобразование России в случае падения режима.

И я очень верю в российские регионы. Обидно слышать, когда начинают говорить, что всё там сгнило, спилось, раскололось, что надежд нет. Ещё как есть! Вспомните Архангельск, Екатеринбург. Есть и небольшие победы, например, в Казани, когда люди отстояли Волгу от засыпки.

О главной проблеме

Основная проблема нашего общества – это неверие в свои силы. Когда ты не ценишь себя, ты не ценишь других. У нас мало уважения друг к другу, поэтому мы так легко ссоримся, легко друг друга оскорбляем. Если она будет решена, то все остальное решится само собой, потому что человек, который себя ценит, не позволит преступникам и моральным ничтожествам управлять собой. В Европе люди не позволяют обращаться с собой плохо, и разница очевидна.

Поделиться