Рубрики
Мнения

Как протестовать в пандемию

Юрист ОВД-Инфо о том, чем рискуют участники одиночных пикетов и как защитить право на персональный протест.

За первые шесть месяцев 2020 года в Москве и Санкт-Петербурге на одиночных пикетах задержали больше народу, чем за весь прошлый или любой другой год в современной истории страны. При этом число задержанных растёт с 2013 года: власти всё более активно подавляют любые формы выражения мнения граждан.

Одиночный пикет – самая простая и самая доступная форма протеста. Во время пандемии такие пикеты остались чуть ли не единственной возможностью выразить своё мнение без рисков для здоровья, но статистика задержаний показывает, что другие риски для участников пикетов сильно выросли. 

Настолько, что мы решили заново разобраться в теме одиночных пикетов и выпустили недавно доклад. В прошлых докладах мы уже изучали данные о нарушениях прав в ходе одиночных пикетов и анализировали законодательство, однако в 2020-м решили свежим взглядом посмотреть на проблемы, возникающие по ходу таких пикетов, их причины и предложить план решения.

Один в поле организатор

Своим правом выражать мнение в форме одиночных пикетов пользуются люди с самым разным опытом, разными политическими взглядами и мотивами – от веганов с плакатами «Животные – это вам не еда» до родителей ребенка, которого обижают в школе, а школьное руководство отказывается реагировать на буллинг. Среди подзащитных юристов ОВД-Инфо была средних лет женщина, которая уже много лет выходит к администрации президента с плакатом, требуя предоставления социальных льгот и гарантий её сыну – шахтеру, получившему инвалидность на работе и теперь нуждающемуся в лекарствах. Помню двух молодых мужчин, которые выходили на одиночные пикеты к Петровке, 38 в поддержку историка ГУЛАГа Юрия Дмитриева. Историй сотни.

Объединяет участников равно высокий риск: массовый митинг власти могут согласовать или нет, а остановить одиночный пикет, не требующий согласования, можно лишь путем задержания его участника.

Чаще всего участникам одиночных пикетов вменяют нарушения порядка организации или проведения публичных мероприятий. Действительно, существует перечень мест, где нельзя становиться в одиночные пикеты: это, например, территории возле мест лишения свободы и резиденций президента (правда, списка с адресами всех президентских резиденций нет в открытом доступе). Закон также требует соблюдать определенную дистанцию с другими участниками одиночных пикетов (в разных регионах цифры разнятся от 10 до 50 метров). Также есть правило,  что одиночный пикет должен быть стационарным: нельзя ходить во время акции.

Тем не менее, выходя на улицу с плакатом, вы рискуете вызвать внимание полиции. Так что не будет лишним иметь в смартфоне номер надежного юриста и помнить, что при задержании представитель правоохранительных органов обязан озвучить причину этого задержания. У вас есть базовое право на звонок своим родственникам (близким) и на звонок юристу, причём один звонок не исключает другого. Вы имеете право на юридическую помощь с момента задержания, причём такую помощь может оказывать любой совершеннолетний дееспособный человек даже без юридического образования. Если есть к кому обратиться, лучше сделать это: присутствие ещё одного человека в отделении полиции дисциплинирует полицейских, заставляет их более последовательно придерживаться норм права и избегать неформальных действий, способных навредить вам.

Стоит иметь в виду, что с 2012 года закон требует согласовывать с властями некоторые одиночные пикеты – например, если речь идёт о серии таких пикетов: якобы суд может признать их массовой акцией. О чём речь? Например, в один день в нескольких разных городах люди выходят на одиночные пикеты с единой тематикой. Либо, как в Казани, несколько разных людей в течение месяца по одному выходят на пикеты в одно и то же место с требованием прекратить строительство мусоросжигательного завода: эту акцию признали «скрытой формой массового мероприятия».

По логике властей, согласование акций необходимо, ибо массовые мероприятия могут мешать прохожим (собственно, в момент согласования власти должны помочь организовать такие акции, чтобы они никому не причиняли неудобств). Но применять эту логику к одиночным пикетам неправомочно, по сути, это скрытая цензура. В международном праве и в теории прав человека собрания и одиночные пикеты – это две разные истории.

Ещё один случай, когда для одиночного пикета нужно согласование – если акция проводится с использованием сборно-разборных быстровозводимых конструкций. Это требование появилось в 2017 году как реакция на популярные среди сторонников Алексея Навального агитационные кубы, которые активно использовали в период его мэрской кампании и позднее. Со временем толкование понятия стало довольно широким. Например, когда журналистки пикетировали возле Госдумы во время скандала с сексуальными домогательствами депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого, взяв с собой картонную фотографию депутата в полный рост, её тоже признали соответствующей «конструкцией». Были случаи, когда «конструкцией» признавали палатку, в которой человек жил. Теоретически, если вы пикетируете в дождь, стоя под зонтиком, его тоже могут признать такой «конструкцией».

С юридической точки зрения есть и ещё одна проблема. А кто, собственно, такой одиночный пикетчик – организатор акции или её участник? С точки зрения здравого смысла разницы нет. Однако с точки зрения сложившихся в России законодательства и правоприменения к организатору предъявляются дополнительные требования. Например, им не может быть человек, который два или более раза за год привлекался к административной ответственности за нарушения порядка проведения или организации акции. Организаторами пикетов не могут быть люди младше 18 лет, а митингов – младше 16 (пожалуйста, не пробуйте разбираться, откуда разница в два года). А еще организаторами акций не могут быть иностранцы. 

Законы протеста

Что нужно сделать, чтобы обезопасить участников пикетов и гарантировать их право на свободу публичного выражения мнений, в том числе «нежелательных»?

Во-первых, проблемы будут возникать, пока не исчезнут нестыковки в федеральном и региональном законодательстве, регулирующем порядок проведения массовых мероприятий. Мы постоянно мониторим законодательство, «отловили» множество таких нестыковок и в некоторых регионах смогли добиться изменения местных законов.

Во-вторых, не так давно мы написали два обращения к уполномоченным по правам человека в Москве и Санкт-Петербурге – предложили конкретные шаги по улучшению ситуации.

Нужны изменения и в законодательстве, и в судебной практике. Требуется коренным образом реформировать процессы согласования массовых акций – неправильно, что власть может отказать в проведении практически любой акции.

Ведь одиночные пикеты часто возникают там, где могли бы быть массовые публичные мероприятия, но их не случилось из-за сложности согласования. 

С другой стороны, нужно, чтобы суды обязательно оценивали пропорциональность предпринимаемых властями мер. Рассматривая дела участников одиночных пикетов, суды должны учитывать баланс интересов, ценность прав и свобод человека. Формальный подход к привлечению к административной и уголовной ответственности не имеет права на существование: если правило было нарушено, но нарушение никому не причинило вреда, это не должно стать причиной арестов и штрафов. Только после этого мы сможем говорить о свободе выражения и свободе собраний в России. 

Сегодня, когда страна живет в условиях карантина, очень важно снять ничем не обусловленные ограничения на проведение одиночных пикетов – единственного, повторюсь, формата протестов, позволяющего выдерживать социальную дистанцию. Мы надеемся на общественную поддержку. О проблеме нужно говорить и писать, создавать и подписывать петиции, требующие отмены ограничений. Рассказывать о необоснованных ущемлениях базовых прав и требовать их отмены.

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум