«Нобелевская премия мира – знак солидарности с гражданскими обществами трёх стран»

7 октября Нобелевский комитет присудил премию мира правозащитникам из России, Украины и Беларуси, в их числе – «Мемориалу». Олександра Матвейчук, глава украинского «Центра гражданских свобод», также получившего премию, призвала наказать диктаторов Путина и Лукашенко и заявила, что рада разделить награду с коллегами из Беларуси и России. В тот же день у «Мемориала» отобрали помещение на Каретном ряду, принадлежавшее организации с 2005 года. «Рефорум» поговорил с Александром Черкасовым, бывшим председателем совета ликвидированного правозащитного центра «Мемориал».

Александр, в пятницу российский «Мемориал» стал лауреатом Нобелевской премии. Пикантность ситуации в том, что сообщение о премии пришло прямо во время суда над «Мемориалом».

– В этом году Нобелевская премия мира – знак солидарности мирового сообщества с гражданскими обществами трёх стран, где они находятся под давлением. В Украине это война, развязанная Россией. В Беларуси это война против собственного народа, которую ведёт Лукашенко, и массовые репрессии. В России – ликвидация независимого гражданского общества. Весь прошлый год в «Мемориале» прошёл под знаком ликвидации, и сейчас у нас отнимают здание.

7 октября – годовщина убийства Анны Политковской, и это премия не только тем, кто дожил, но и всем, кто эти десятилетия сопротивлялся, пытаясь сохранить что-то здравое в наших странах. У кого-то это получилось больше, у кого-то – меньше, но премия – всем. Алесь Беляцкий – наш товарищ, «Центр громадянських свобод» и другие украинские правозащитные организации – это наши друзья и коллеги, мы находимся с ними в постоянном взаимодействии.

– «Мемориал» уже номинировали на Нобелевскую премию, и не раз.

– Да, и каждый год это было поводом для нервного смеха. Как в старом анекдоте: «Пастор выбрасывался из окна в пятый раз. Яд не действовал. Этаж был первый…».

На самом деле выдвижение каждый год – это очень существенно. Кого-то одного награждают, сотни других номинируют. И в обществе это всё обсуждают. То, что предмет работы каких-то гражданских институтов или политиков становится предметом широких общественных обсуждений, само по себе важно. Нельзя сводить нобелевский процесс только к награждению. Это, если угодно, ревизия мировой повестки дня. Ну и, наконец, когда организация ликвидирована, ей присуждена премия. Посмертно.

– Организация ликвидирована, но не запрещена и продолжает работу. Нобелевская премия облегчит или осложнит эту работу?

– Не все мемориальские организации ликвидированы, они не запрещены. Работа, например помощь перемещённым в Россию украинцам, должна продолжаться, и кто-то должен её делать.

Нобелевская премия мира, как и любая премия, никогда не была магическим оберегом. Она не помешала советской власти выслать из страны Солженицына, а Сахарова, наоборот, сослать. Но она привлекла внимание и к тому, и к другому. А Александр Исаевич использовал свою награду для помощи советским политзаключённым, для фонда солженицынского – очень важный и совсем не символический шаг. И то, повторю, что здесь присутствуют российские, украинские и белорусские гражданские организации (хотя там назван только Алесь Беляцкий) – это очень для нас всех важно.

– Не все украинские политики одобрили решение разделить Нобелевскую премию между представителями страны-агрессора и страны, на которую напали.

– Им ещё многому предстоит удивляться. Я думаю, украинские общественники что-то достойное скажут по этому поводу.

– «Мемориалу» стало трудно работать в России, но он, будучи международной организацией, продолжает работу в других странах. Как это происходит?

– Например, ведением списков политзаключённых занимается организация, находящаяся в Литве – «Поддержка политзаключённых. Мемориал», ею руководит Сергей Давидис. В Тбилиси в помещении Гёте-института сейчас открывается выставка «Папины письма». Есть «Мемориалы» во Франции, в Италии, в Чехии. Все они ведут большие просветительские программы. Это большое международное сообщество, и ликвидировать его сложно. Хотя российская власть пытается.

– После того как во время заседания суда стало известно о награждении, судьи ушли совещаться и вышли с решением снять блокировку счетов исполнительных директоров двух «Мемориалов», на чём настаивала прокуратура, и оставить «только» отчуждение офиса и имущества. Новость могла повлиять на решение суда?

«Усердие все превозмогает, – писал Козьма Прутков. – Иногда оно превозмогает и рассудок». В своем рвении господа прокурорские (и не только) иногда выходят за рамки закона, и приходится за ними подчищать, чтобы их гнусная работа выглядела внешне пристойно.

Записала Ольга Канунникова.