Как использовать лесной ресурс для борьбы с выбросами

И почему меры, предлагаемые властями, не сработают

Поделиться
Российское руководство активно готовится к введению новых углеродных налогов в ЕС. В основном подготовка сводится к попыткам оценить и как-то монетизировать тот углерод, что связывается российскими лесами – логичная позиция для страны, владеющей 20% площади мировых лесов. Но ещё логичнее начинать с выполнения Россией уже подписанных международных соглашений.

Правительство России сосредоточилось на обосновании объёма поглощаемого российскими лесами углерода. Для этого создаются так называемые «карбоновые полигоны» ‒ опытные площадки, где ученые могут оценить объем удерживаемого лесами углерода. Такие площадки уже созданы в Чечне, Калужской, Тюменской и Свердловской областях.

Не отстаёт и бизнес. Так, специалисты консалтинговой компании BCG подсчитали, что российские леса удерживают примерно 2 млрд. тонн углерода, исходя из чего их стоимость составляет не менее 57 триллионов долларов.

Владимир Путин в своём выступлении на международной конференции в Глазго заявил, что в построении углеродно-нейтральной экономики Россия опирается на уникальный ресурс лесных экосистем ‒ в стране расположено около 20% всех мировых лесных массивов. «Мы принимаем самые серьёзные и энергичные меры для их сохранения, совершенствуем управление лесным хозяйством, боремся с незаконными рубками и лесными пожарами, увеличиваем площади лесовосстановления, последовательно наращиваем финансирование на эти цели».

Президент России определил позицию страны по вопросам климата: у нас много лесов, и мировое сообщество должно учитывать их способность удерживать углерод. Чиновники рангом ниже и вовсе делали заявления, что Россия должна получать от своих лесов не менее 50 млрд. долларов в год – просто по факту удержания ими углерода.

Однако понятно, что ни одна политическая сила в ЕС и США не признает такой подход к достижению углеродной нейтральности. И какую бы сумму ни обосновала международному сообществу Россия в качестве платы за удержание углерода – она не будет принята в расчёт без реальных дел по сокращению углеродного следа российской экономики.

Леса под охраной

Очевидные шаги, которые должна сделать Россия, давно обозначены экологами: надо тушить пожары, реконструировать энергетику страны с отказом от сжигания хотя бы угля, налогами и экологическими платежами подталкивать бизнес к уменьшению разных видов экологического загрязнения. То же самое говорят и мировые политики – президент США Джо Байден прямо заявил, что «у Путина тундра горит» (кстати, никаких серьёзных подвижек в деле тушения лесных и ландшафтных пожаров в России по крайней мере в 2022 году не предвидится – об этом прямо пишет «Гринпис», анализируя проект бюджета на 2022 год).

Но есть один неочевидный шаг – резко увеличить количество охраняемых природных территорий. Тем более что подписанная Россией ещё в 1995 году международная Конвенция о биоразнообразии прямо предписывает нарастить их объёмы.

Сейчас около 13% территории страны (включаю морскую) находится под охраной. Гипотетическое увеличение этой площади будет чётким шагом в направлении поддержания биоразнообразия, позволит проводить наблюдения за объёмом поглощаемого углерода на огромных территориях, снизит экологическую нагрузку на малоосвоенные леса России.

И весь удержанный на этих территориях углерод действительно можно будет предъявлять мировому сообществу как результат действия российских властей, а не попытку продать миру то, что он и так получает бесплатно.

Поделиться