Как вернуть в экономику 9,5 из 10 машин мусора

Генеральный директор «Ресайклинг Технолоджи Групп», преподаватель Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Марат Асланов рассказывает, почему переработка промышленных отходов не только экологична, но и экономически целесообразна.

Рынок отходов России сформирован отходами двух типов: промышленными и бытовыми. Бытовые – это твёрдые коммунальные отходы (ТКО) и твёрдые бытовые (ТБО), всё, что мы выносим в мусорном пакете в бак. Такого мусора в общем объёме всего 15%.

Промышленного же (промышленно-строительные отходы обозначаются аббревиатурой ПСО) свыше 85%. Это отходы крупных предприятий, химических заводов, строительного сектора, и они наносит гораздо больше вреда экологии, чем мусор бытовой. Мы работаем в секторе ПСО.

Промышленный мусор – это вторичное сырьё

Весь промышленный мусор – это вторичное сырьё. Дерево – 40%, твёрдые отходы (бой бетон, кирпич) – 20%, иные материалы в виде картона, металла и пластмассы – 20% и «хвосты» (неперерабатываемые отходы) – примерно 20%.

В год мы перерабатываем до 200 тыс. тонн мусора. Из битого бетона и кирпича получается мелкая сыпучка. Металл передаём на предприятия, которые специализируются на переработке вторичного металла (чёрного лома). Картон отправляем на целлюлозно-бумажный комбинат.

Ежегодно на свалках Санкт-Петербурга оказывается более трёх миллионов кубов дерева – это примерно 10 тыс. гектаров леса. Мы извлекаем дерево и перерабатываем его. У нас есть современные комплексы – дробильное и сепарирующее оборудование. Из дерева изготавливаем щепу, которой впоследствии отапливаются дома в Ленинградской области. Топливная щепа неопасна, это не отходы пятого класса, это – сырьё.

Ежегодно на свалках Санкт-Петербурга оказывается более трёх миллионов кубов дерева – это примерно 10 тыс. гектаров леса

В Ленобласти огромное количество населённых пунктов, в том числе город Приозерск, которые не имеют доступа к газовой инфраструктуре. Некоторые муниципалитеты топятся как раз щепой. В период 2021-2022 гг. только на три котельные в Лужском районе мы поставим 20 тыс. кубов щепы. 20 тыс. кубов – это 500 гектаров леса. Именно столько за счёт переработки мы спасаем в год.

Кроме того, в месяц мы извлекаем почти 100 тонн полимеров. Чтобы добыть столько с нуля, нужно построить в Сибири трубопроводы, химические или нефтеперерабатывающие заводы и из 200 тонн нефти получить эти самые 100 тонн полимера. Целлюлозно-бумажные комбинаты, перерабатывая вторичный картон, потребляют меньше живого леса. Бутылки, алюминий – всё используется вторично.

95% успеха

Переработка промышленного мусора экономически целесообразна: на выходе образовывается сырьё.

Для производства топливных гранул из древесных отходов мы инвестировали более 140 млн рублей в постройку завода. Теперь нам привозят сырьё, платят за него, нам остаётся только произвести гранулы и продать их. Немного найдётся секторов, где вам же везут сырьё для вашего производства и ещё платят, окупая вашу инженерию.

Из полиэтилена и пластика получаются трубы, вторичные полиэтиленовые пакеты и т.д.

Поступает очень много вторичного лома, поддонов: их сейчас активно используют интернет-магазины, ретейлеры. У нас есть отдельное предприятие, которое их восстанавливает. В месяц производим более 40 тыс. поддонов, часть даже экспортируем в Германию.

Со строительных площадок к нам поступает дерево. Мы на пилораме выпиливаем из него полезные фракции, из оставшегося отхода делаем щепу.

Сейчас к нам хотят присоединиться ребята, которые занимаются песчано-полимерной плиткой. В составе этой плитки 80% песка и 20% полимеров. Она очень стойкая, хоть танком проедься, не будет биться.

Остаются «хвосты». Мы приобрели промышленный шрёдер, который в час перерабатывает более 200 тонн «хвостов», измельчает до 5 см.

Итого из 10 мусоровозов с промышленным отходом полезную фракцию мы извлекаем из восьми машин. Отшредировав, из двух оставшихся машин делаем 0,7. Оставшиеся 0,7 сепарируем, т.е. отделяем сыпучку – песок, штукатурку, – подсушиваем их. Отшредированные остатки не имеют класса опасности, не наносят вреда природе. Ими восстанавливаем дороги – сухой материал идеально ложится. Таким образом, заехало к нам 10 мусоровозов, выехало 0,5 машин.

Окупаемость не самая космическая – 3 года, у бытового мусора 6-8 месяцев. Рентабельность нашего бизнеса тоже ниже, чем у полигонного захоранивания: 30-35% против 60-70%. Там ведь не нужно держать в штате 40 человек и закупать кучу оборудования, достаточно пары бульдозеров.

Мусорный Uber

Сейчас мы ведём переговоры с одной из крупных транспортных компаний о создании мусорного Uber. Если всё сложится, то клиент сможет видеть в режиме реального времени перемещение своего мусора. Так он будет точно знать, что мусор попал в перерабатывающий центр, а не в лес. Кроме того, получит документ об утилизации.

Наша цель – сделать так, чтобы ушли нелегальные перевозчики (по аналогии с «бомбилами» в такси), которые выбрасывают мусор в поля и лес

Наша цель – сделать так, чтобы ушли нелегальные перевозчики (по аналогии с «бомбилами» в такси), которые выбрасывают мусор в поля и леса. Загаженная мусором площадь России сопоставима с площадью Франции. Только промышленных шламов в угольных разрезах ежегодно образовывается миллионы кубов.

К нам обратилась крупная химическая компания с просьбой выработать механизм утилизации их отходов. В России несколько десятков промышленных компаний, мировых гигантов, которые складируют свои отходы в виде огромных гор белого порошка. А ведь это сырьё можно использовать.

Рынок мастодонтов-ретроградов

Наше взаимодействие с властями заканчивается там, где начинается надзор. С иными органами – чиновниками, комитетами – не контактируем. В этом бизнесе вообще ни от кого не дождёшься поддержки – ни от властей, ни от населения. Нас воспринимают как «мусорную мафию», которая наваривается на отходах. Постоянно строчат кляузы, в том числе депутаты, которым нужно пиариться.

Россия должна пойти по пути использования вторичных материалов – через создание рынка среднего и малого бизнеса. Когда бизнес будет производить плитку и трубы из вторичного сырья, перерабатывать колёса в крошку.

Надеюсь увидеть времена, когда строительные компании будут сортировать на своих объектах отходы (картон, бетон, дерево), а перерабатывающие предприятия будут вывозить уже отдельные фракции в виде вторичных материалов. Сейчас к нам приходят в основном смешанные отходы.

Государство должно создавать благоприятные условия для бизнеса: стимулировать вложения в инфраструктуру, компенсировать лизинговые платежи, но только после того, как бизнес сделает свою часть – вложится, исходя из собственных рисков, а в конце бонусом получит некие льготы.

Мусорный рынок монополизировали мастодонты, им неинтересно расти. Долгие годы монополии, высокого госрегулирования, коррупционных взаимоотношений не позволяли рынку оздоравливаться. На рынок не приходят новые игроки, а старые работают так, как привыкли, им не нужны реформы.

Поделиться