Как помочь детям мигрантов попасть в школу

По данным МВД, сейчас в стране более 5 млн трудовых мигрантов, в разные годы их число колебалось от 9 до 11 млн человек. Многие приезжают с семьями. Кто помогает детям мигрантов учить русский, рассказывает Екатерина Алимова, директор организации «Дети Петербурга».

В стране несколько крупных НКО, заточенных на помощь мигрантам. В Москве действует организация «Такие же дети», где помогают в интеграции детям из семей беженцев, в Калужской области программа «Одинаково разные», в регионах функционирует проект «Перелётные дети», в Красноярске при школе иностранных языков «Мой русский язык» проводятся бесплатные занятия для детей и взрослых, в Екатеринбурге есть проект «СловаРус», где можно бесплатно выучить русский.

В Петербурге с 2012-го есть наши «Дети Петербурга». За 9 лет наши занятия по русскому языку регулярно посещали более 1900 человек – дети из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Азербайджана, Армении, Афганистана, Камеруна, Танзании, Сирии, Йемена, Китая, Вьетнама, Колумбии и т.д. А их родителей мы консультируем по поводу устройства детей в российские школы.

Почти каждая НКО, работающая с детьми, сейчас задумывается об особенностях работы с детьми мигрантов и беженцев

Почти каждая НКО, работающая с детьми, сейчас задумывается об особенностях работы с детьми мигрантов и беженцев. Однако наличие доброй воли некоммерческих организаций не отменяет необходимости системного подхода к интеграции детей, при котором возможность выучить русский и попасть в школу не будет зависеть от наличия или отсутствия соответствующей НКО в их городе.

По статистике петербургского комитета по образованию, детей-иностранцев в школах всего 2,5% от общего числа обучающихся. Не так много, чтобы не обеспечить этим детям системную помощь в получении школьного образования в виде дополнительных курсов при школах.  

Мы не знаем, сколько детей по разным причинам в школу не ходят, а ведь им нужна особая поддержка. Необходимо повышение доступности школьного образования, низкопороговые программы для тех, кто не охвачен системой образования. Низкопороговые – это когда можно просто позвонить по телефону и уже через несколько дней идти на занятия. Нет начала и окончания приёма: позвонили в июле – начали заниматься в июле, а не ждёте сентября. Это очень важно. 

В первый класс в 12 лет

У учителей в школах нет ресурсов, чтобы работать одновременно с классом и теми детьми, которым нужно преподавать русский как иностранный. Нужны дополнительные часы, а следовательно, деньги.

В качестве позитивного примера могу указать западный опыт: во многих европейских странах ребёнок либо сразу идёт в класс по возрасту вместе с другими детьми и параллельно получает помощь в изучении языка, либо сначала попадает в т.н. welcome-класс, где интенсивно изучает язык и уже потом продолжает обучение со всеми.

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» гарантирует каждому человеку право на образование «независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения» и т.д. Однако мигранты зачастую сталкиваются с препятствиями при устройстве детей в школу.

Иногда в приёме вроде и не отказывают, но фактически в школу не берут. Например, отдел образования даёт направление в конкретную школу, в которой есть места в нужном ребёнку 7 классе. Родители идут в школу, но там утверждают, что мест уже нет. Родители снова идут в отдел образования, им дают направление в другую школу, там тоже не принимают, и т.д. Для кого-то и первого отказа будет достаточно.

Ребёнок становится заложником юридического статуса и финансового положения родителей

Плюс ребёнок становится заложником юридического статуса и финансового положения родителей – на то, чтобы собрать все нужные справки, нужно много сил и деньги. Некоторые родители отчаиваются и перестают пытаться устроить ребёнка в школу. Были случаи, когда до обращения к нам дети сидели дома по несколько лет.

12-летнего подростка, которого школа готова взять только в первый класс, нужно «натаскивать» на русский язык. На помощь приходят НКО – в «Детях Петербурга» никаких документов не нужно, формальных критериев для записи на занятия нет и юридический статус родителей значения не имеет.

Если отказывает школа, обращаемся в отдел образования, если и там отказ, звоним в комитет по образованию. Иногда приходим лично.

Конкретной законодательной нормы, регулирующей обучение «взрослых» детей, не владеющих государственным языком, нет. Всё происходит исключительно на усмотрение школы. В нашей практике были ситуации, когда детей с плохим русским брали в класс по возрасту, дети параллельно учились на наших курсах. А бывает, что отправляют в коррекционную школу только из-за недостаточного владения русским языком.

Дети-невидимки и их родители

Родители часто обращаются с вопросами, не касающимися образования – по поводу получения юридической, медицинской, психологической и социальной помощи. Стараемся помочь, а если не хватает нашей компетенции, направляем к коллегам в профильные НКО.

В 2016-м начали выпускать информационный листок для женщин с опытом миграции, в 2020-м запустили проект DÕST (переводится с тюркских языков как «друг»). Рассказываем в соцсетях о трудностях, с которыми сталкиваются мигранты и беженцы. Сняли серию роликов про расизм. Неудобных тем избегать не стоит, а рассказывать нужно, на мой взгляд, личные истории людей.

2020 год открыл для «Детей Петербурга» потенциал онлайн-уроков – волонтёры проводят занятия для детей, которые ещё не переехали в Россию. Не у всех учеников есть нормальный интернет и гаджеты, но в целом это очень перспективно.

Школы с радостью отправляют к нам учеников: чем лучше дети говорят по-русски, тем им легче работать

Занятия проводят люди, которые присоединяются к нам благодаря соцсетям. Примерно половина волонтёров – студенты педагогических вузов (были случаи, когда приходили из-за практики, а потом оставались волонтёрить). Сейчас активно задействованы около 50 человек и ещё около 100 помогают время от времени. 

Минимально в месяц нам нужно чуть больше 100 тысяч рублей (не включая отдельные проекты, такие как языковые лагеря). Дважды удавалось выиграть президентский грант, получали субсидии от комитета по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики в Санкт-Петербурге. Также живём за счет частных пожертвований. 

Информационную поддержку оказывают администрации школ и районные отделы образования. Школы с радостью отправляют к нам учеников: чем лучше дети говорят по-русски, тем им легче работать.

Поделиться