Почему провалилась мусорная реформа

И какой она должна была быть

Поделиться
Мусорная реформа, которая началась в России в 2019 году, провалилась – к такому выводу пришла Счётная палата РФ. До конца этого года в 17 регионах страны будут исчерпаны мощности полигонов для складирования отходов, еще 32 региона ждет такая же участь к концу 2024-го. Возможностей создать новые полигоны у большинства регионов нет. Какие ошибки допустили реформаторы и как их исправить?

«Ключевая проблема, которая изначально была заложена в реформу, – это монополизация сферы обращения с отходами. Нужно было на рыночном фундаменте, уже сложившемся к 2018 году в этой отрасли, развивать конкурентную сферу сбора, транспортировки, утилизации, переработки и захоронения отходов. Мы бы получили соревнование за качество работы, а также должный контроль за деятельностью участников рынка», – убеждён Семён Гордышевский, председатель правления Санкт-Петербургского экологического союза, председатель Комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга.

Вместо этого был создан монополист по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) – государственная компания «Российский экологический оператор» (РЭО). Его наделили также функциями регулятора и ответственного за привлечение инвестиций в отрасль.

РЭО сам себе устанавливает правила – как технологические, так и экономические. Создана сверхмонополия без каких-либо к тому оснований

Иными словами, РЭО сам себе устанавливает правила – как технологические (лицензирование деятельности работающих в отрасли компаний), так и экономические (тарифы). То есть создана сверхмонополия без каких-либо к тому оснований.

Масштабирование ошибки

По тому же принципу выбирались и единые региональные операторы (ЕРО): в каждом регионе они получили все полномочия по обращению с отходами (в некоторых регионах было выбрано два-три таких оператора). От ЕРО зависит деятельность остальных участников рынка. При этом сами конкурсы по отбору операторов не всегда были прозрачными, в них побеждали компании, о которых было заведомо ясно, что они не справятся с работой. Так, в марте 2020 года была приостановлена деятельность ЕРО Республики Тыва ООО «СТ-ТБО». Фирма создана в 2017-м, когда начались конкурсы по отбору регоператоров. К концу 2019-го компания перестала оказывать услуги населению. За 2020 год СТ-ТБО получила убыток более 8,64 млн рублей, и сейчас красноярские налоговики судятся с оператором, требуя признать его банкротом за неуплату налогов в размере 5,2 млн рублей. А обязанности ЕРО пока выполняет МУП «Благоустройство» – уже больше года оно работает без конкурса.

По данным Счётной палаты РФ, из действующих в стране 176 ЕРО пара десятков находятся под риском банкротства.

В некоторых регионах реформа не стартовала до сих пор. Например, Санкт-Петербург и Ленинградская область не могут договориться об участках для строительства полигонов и мусороперерабатывающих заводов. В Северной столице все полигоны закрыты, подходящих наделов для новых нет, а единственный в регионе мусороперерабатывающий завод МПБО-2 фактически прекратил работу. Это предприятие в 2019 году выиграло конкурс на статус ЕРО, но конкуренты оспорили эту победу в суде, и у Петербурга нет регоператора. В итоге в городе сложилась кризисная ситуация с мусором.

Каковы следствия деятельности сверхмонополии?

Первое, с чем столкнулись все россияне – повышение тарифов на вывоз и утилизацию отходов. Причем в схожих по условиям регионах они отличаются в разы. В целом по РФ, по данным Счётной палаты, диапазон тарифов на услуги ЕРО в 2019 году составлял от 244 до 1411 рублей за 1 куб м.

В мусорных тарифах подавляющего большинства регионов нет инвестиционной составляющей

Однако собираемые средства идут не на переработку, а главным образом на складирование отходов на полигонах. Новых перерабатывающих отходы предприятий в стране практически не появилось. У операторов нет денег на их строительство, так как в мусорных тарифах подавляющего большинства регионов нет инвестиционной составляющей, объясняет глава РЭО Денис Буцаев. Если её включить, то тарифы вырастут еще на 10-15%.

Минприроды предлагает ввести с 2022 года специальный фонд, в котором будут аккумулироваться средства экологического сбора, поступающего от производителей и импортёров различных товаров. В 2022 году в фонд поступит 100 млрд рублей, все они пойдут на строительство перерабатывающих мощностей, уверяет Минприроды.

Такие же обещания власти давали на старте реформы, объясняя повышение тарифов тем, что нужно строить мусороперерабатывающие заводы. На деле деньги на эти цели выделяются из федерального бюджета. По данным Счётной палаты, в 2019 году регоператоры освоили 769,5 млн рублей из казны РФ, создав мощности по обращению с ТКО примерно на 1 млн тонн. По информации РЭО, в 2020 году были введены в строй объекты по утилизации отходов мощностью 825,9 тыс. тонн в год и по обработке – мощностью 3,6 млн тонн в год. Это в разы меньше, чем планировалось: в 2020 году должно было быть введено мощностей по утилизации на 6,39 млн тонн, по обработке – на 9,22 млн тонн (данные из постановления правительства РФ №1727 от 20.12.2019).

Второе косвенное следствие монополизации рынка – рост объёма отходов. За пять лет, с 2016-го по 2020 год в России стало производиться на 25% больше ТКО.

«На старте реформы в качестве одной из её целей декларировалось сокращение образования отходов. Однако от объёма получаемых ТКО зависит прибыль операторов, и они заинтересованы не в сокращении, а в увеличении этих объёмов. Стимулов добиваться уменьшения образования отходов реформа в её сегодняшнем виде не предусматривает», – поясняет Гордышевский.

От объёма получаемых ТКО зависит прибыль операторов, и они заинтересованы не в сокращении, а в увеличении этих объёмов

Более того, многие ЕРО намеренно завышают нормативы накопления отходов, на основе которых рассчитывается плата, взимаемая с населения. Например, в Омске для жителей многоквартирных домов был установлен норматив в размере 722,7 кг в год на человека – при среднем показателе 450 кг в год.

Всё сжечь

Одна из главных системных ошибок российской мусорной реформы – то, что мусоросжигание приравнено к переработке. «Раньше сжигание было крайней мерой, к которой разрешалось прибегать в тех случаях, когда невозможно осуществить глубокую переработку отходов. Но в 2019 году был принят закон, который относит «энергетическую утилизацию» к переработке. Теперь деньги от экологического сбора, которые операторы раньше могли тратить только на строительство перерабатывающих заводов, они смогут пускать на сжигание. Это крайне осложняет реализацию проектов по созданию предприятий, перерабатывающих отходы для вторичного использования», – признаёт Гордышевский.

Раньше сжигание было крайней мерой, к которой разрешалось прибегать в тех случаях, когда невозможно осуществить глубокую переработку отходов

Например, деревообрабатывающие предприятия России уже не первый год пытаются наладить рециклинг мебели. Из неё можно получить сырьё для мебельной, строительной промышленности. От ЕРО требуется только наладить сбор крупногабаритной вторичной древесины. Но регоператоры не заинтересованы в этом, ведь для них это будет означать потерю объёмов сырья для сжигания и складирования на свалках. Поэтому ЕРО не участвуют в проектах мебельщиков.

«Сжигание очень опасно, в атмосферу выделяются чрезвычайно вредные вещества, которые вызывают серьёзные заболевания. У нас и без того растёт загрязнение воздуха, увеличилась связанная с этим заболеваемость, в том числе и онкологическими патологиями», – сетует Гордышевский.

Люди, в том числе и депутаты, просто не понимают, что значит мусоросжигание, как важна переработка отходов

По его мнению, необходимо наладить информирование населения, а также тех, кто отвечает за принятие решений на федеральном и региональных уровнях. «Люди, в том числе и депутаты, просто не понимают, что значит мусоросжигание, как важна переработка отходов. Им кажется, что их не касается тот вред, который приносит окружающей среде неправильное складирование отходов на свалках – полигонами я не могу назвать те безобразные и опасные места, куда у нас везут отходы. Там хранятся несортированные массы мусора, которые выделяют ядовитые вещества, периодически горят, загрязняют воздух, почву, воду. Если бы по федеральным телеканалам запустили просветительскую программу об обращении с отходами, было бы меньше ошибок в этой сфере, решения были бы более ответственными», – уверен эксперт.

Мусор как новая нефть

Сферой обращения твердых коммунальных отходов мусорная реформа не ограничилась. Огромные финансовые потоки, которые она генерирует, привлекают интересантов и в смежные отрасли. Например, госкорпорация «Ростех» претендует на получение статуса оператора по обращению с медицинскими отходами ёмкостью 6 млрд рублей в год и промышленным мусором (1,4 трлн рублей в год). Это при том, что «дочка» «Ростеха» – «РТ-Инвест» – и без того получила статус ЕРО в Московской области. Бюджет ЕРО на 10 лет составит минимум 162 млрд рублей.

Кроме того, «РТ-Инвест» хочет построить по всей России 25 мусоросжигательных заводов, чтобы они вырабатывали электрическую и тепловую энергию. Однако объём инвестиций в этот проект (1,3 трлн рублей) и то, что вырабатываемая энергия обойдется в разы дороже, чем получаемая традиционными способами, – всё это заставило вице-премьера РФ Викторию Абрамченко усомниться в целесообразности проекта.

Большие деньги, вращающиеся в мусорной сфере, не привели к повышению эффективности отрасли, но уже вызвали множество вопросов к участникам процесса на самых разных уровнях. В том числе и на самом высоком: в феврале 2021 года Генпрокуратура РФ заявила о многочисленных финансовых нарушениях в деятельности Российского экологического оператора. Например, руководство компании внезапно вдвое увеличило свои зарплаты. И это невзирая на полное отсутствие детальных планов развития РЭО и отрасли в целом.

«Неразрешимых проблем не существует. Многие страны в разное время оказывались в похожих кризисных ситуациях. Например, Финляндия всего лет 50 назад тонула в отходах, а теперь это страна с одним из самых высоких уровней переработки мусора. Чтобы решить проблему, нужно ее осознать. Это как постановка диагноза в медицине: начать лечение можно только тогда, когда поставишь диагноз.

Финляндия всего лет 50 назад тонула в отходах, а теперь это страна с одним из самых высоких уровней переработки мусора

Нам нужно осознать ошибки, допущенные в реформе, и начать их исправлять: избавиться от монополизма, ввести рыночные механизмы работы отрасли. Отказаться от сжигания мусора, законодательно закрепив приоритет переработки и вторичного использования отходов. Тогда участники рынка будут заинтересованы в том, чтобы наладить раздельный сбор мусора – ведь они будут получать прибыль от использования получаемого таким образом сырья.

Конкуренция не позволит тарифам необоснованно расти. Если население будет больше платить за вывоз несортированного мусора и меньше – за селективный, то люди с готовностью включатся в сортировку. В Японии, например, жители сортируют мусор почти на 30 разных составляющих.

Если мы начнём двигаться в этом направлении, сократится количество производимых отходов, люди включатся в бережное потребление. Не нужно будет отводить под мусорные полигоны такие огромные площади, как сейчас. И постепенно мы станем такой же ответственно относящейся к экологии страной, как Швеция, Финляндия, Япония и другие», – резюмирует Гордышевский.

Поделиться