Как (и зачем) перестать догонять и перегонять

Дерост – концепция, предполагающая отказ от идеи экономического роста в пользу социальной справедливости и экологической устойчивости. При чём тут Россия, где экономика стагнирует (минус 3,1% в 2020-м), а уровень жизни за пределами столиц крайне низок? Связь прямая. Гонка за показателями и перепроизводство ведут к росту неравенства и экологическим проблемам. А развитие низовых инициатив – то, чем сегодня сильно российское гражданское общество.

Основополагающий принцип современной экономики заключается в том, что национальные экономики должны всё время расти. Тогда от этого растущего пирога всем достанется: больше работы, выше доходы и прочее. Однако этот рост сопровождается ростом неравенства и растущим же давлением на окружающую среду. Попытки сделать рост более «зелёным» – такова сегодня политика крупных международных организаций, в том числе ООН – вряд ли решат проблему. Как показывают многочисленные исследования, нет такой волшебной технологии, которая позволила бы экономикам расти без негативного влияния на жизнь людей и природу (цифровые экономики, к примеру, оставляют серьёзный материальный и социальный след – многие ли знают, как происходит добыча столь нужных для современной электроники минералов в Конго?).

Одним из ответов на ситуацию стал дерост (от фр. décroissance и англ. degrowth) – концепция, впервые сформулированная в 1972 году Андре Горцем, а сегодня также научная область и общественное движение, возникшие в середине 2000-х и критикующие центральную роль экономики и экономического роста в современном обществе. Дерост исследует и предлагает альтернативные формы построения экономики и общества, основанные на принципах социальной справедливости и экологической устойчивости.

Почему ВВП – не показатель

Рост ВВП стал основным индикатором благополучия стран – хотя в нём не учитывается ни экологическое давление на окружающую среду, ни такие важные для общества сферы, как, например, забота. Или культура.

Рост ВВП и улучшение благосостояния в некоторых странах Европы шли параллельно несколько десятилетий после Второй мировой войны за счёт политик социального обеспечения и перераспределения богатства. Потом эти два понятия разошлись. Выиграли от экономического роста в первую очередь те, кто был уже богатым и сверхбогатым. Сегодня неравенства по всему миру растут, и пора наконец признать, что экономический рост не является гарантом благополучия всех слоёв населения.

Выиграли от экономического роста в первую очередь те, кто был уже богатым и сверхбогатым

Есть страны, которые сегодня заявляют о желании уйти от ВВП как показателя благополучия – Новая Зеландия, к примеру, или Бутан. Всё больше людей приходит к тому, что рост и экологическая устойчивость, а значит, и будущее планеты идут не в ногу. Изменения в мышлении и в общественной жизни в деростовской парадигме направлены на улучшение благополучия для всех.

Как перестать расти, чтоб никто не пострадал? На этот вопрос пытаются ответить учёные, исследующие дерост и работающие в смежных направлениях, таких как экологическая экономика (в сообществе дероста во многом опираются на результаты их работ).

Чем плоха доминирующая роль экономики

Тем, что экономика сегодня вторгается в сферы, где ей нечего делать.  

Неверно подстраивать жизнь общества под нужды экономики. Я лично наблюдала, как менялась политика вокруг образования. Как оно начало восприниматься не как самостоятельная область с самостоятельной ценностью, а как некий фактор, влияющий на экономику.

В центре системы здравоохранения должны быть жизнь и здоровье человека, а не прибыль или экономические цели. Нужно не чтобы терапевт осматривал как можно больше людей как можно быстрее (что происходит сейчас в России под эгидой оптимизации), а чтобы каждый человек мог получить должное внимание. В России важные профессии вроде врача и медсестры оплачиваются ужасно. В Европе зарплаты лучше, но работа медсестры – очень тяжёлая, с длинными сменами – далеко не так комфортна и денежна, как работа спекулянта на финансовых рынках. А его труд в современной экономике приоритизирован.

Дерост призывает не к искусственному уменьшению ВВП, а к переориентированию экономики на производства, действительно важные для общества

Дерост призывает не к искусственному уменьшению ВВП, а к переориентированию экономики на производства, действительно важные для общества. Экономика должна стремиться не произвести побольше, чтобы потом это выкинуть (а по данным ФАО, продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, треть еды сегодня выбрасывается), а произвести достаточно, чтобы всех накормить. Чтобы обеспечить материальные нужды, требуется не так уж много. А есть ведь ещё нематериальные. Мои финские коллеги используют канву «иметь, быть, делать и любить» – четыре области, которые важны для благополучия человека. В современной экономике акцент делается на «иметь»: больше производить, больше потреблять, больше выкидывать.

Где искать дерост

Частый вопрос – где найти дерост, кроме докладов и дискуссий. Он вообще есть?

Есть, и почти повсеместно, но не на уровне страновых политик или программных выступлений. Дерост идёт снизу вверх – это принцип прямой демократии. Люди, живущие в разных городах и деревнях, знают проблемы своего района, города, в том числе экологические и социальные. И часто имеют представление о том, как их решать.

Дерост идёт снизу вверх – это принцип прямой демократии

К примеру, многие люди, занимающиеся экологической тематикой, согласятся, что необходим переход к возобновляемой энергетике. При этом индустриальное её внедрение может быть довольно проблемными для сообществ и для экосистем. Но есть и возобновляемая энергетика, организованная местными сообществами на кооперативных принципах. Люди сами решают, как производить свою энергию. В Европе существует сеть таких кооперативов (REScoops). Это всё небольшие организации, но если посмотреть на карту, их очень много. Объединяясь в сеть, они могут работать как политические агенты. Есть множество примеров помимо энергии, где люди объединяются в кооперативы, где каждый становится совладельцем, а решения принимаются коллективно. Многие из них близки идеям дероста.

Есть сообщества, которые создают глобальные знания и не патентуют их, а делают общедоступными. К примеру, сообщество Precious Plastic придумывает машины, которые могут перерабатывать пластик на местах. Такие машины могут производиться людьми с базовыми техническими навыками, это не очень сложно и не так дорого. При этом подобная машина – это новая модель взаимодействия человека с пластиком: общество может внутри города или района перерабатывать то, что потребляет. А если переработать не получилось, то решать, что же делать с этим пластиком в пределах своего района. Продвинутая во многих отношениях Швеция, где я сейчас живу, например, существенную часть своего пластика просто вывозит в другие страны. Раньше основным получателем пластиковых отходов был Китай, но с 2018 года он отказался их принимать, и теперь отходы едут в другие государства глобального юга.

Общество может внутри города или района перерабатывать то, что потребляет. А если переработать не получилось, то решать, что же делать с этим пластиком в пределах своего района

Можно считать такие инициативы маленькими – конечно, они несравнимы с глобальной индустрией по производству пластика. Но они могут быть ключом к справедливому и экологичному будущему.

Дерост не даёт простых рецептов, как именно всё поменять, чтобы стало хорошо, тем более контекст имеет значение. Но у нас есть идеи, политические предложения, и мы готовы их обсуждать. К примеру, Green New Deal for Europe – это инициатива, которую координирует движение за демократию в Европе 2025, или DiEM25, со-основанное бывшим главой греческого минфина Янисом Варуфакисом. Там как раз делается акцент на политических предложениях, с помощью которых можно системно менять общество на разных уровнях, и в центр ставятся справедливость и экологическая устойчивость. В сборнике Green New Deal for Europe более 80 конкретных предложений, и деростовцы, в том числе я, участвовали в формулировании некоторых из них.

Догнать Чаянова

В России достаточно давно соседствуют идеи роста и продуктивизма (вспомним советское «Догоним и перегоним») – и более прогрессивные, опережающие практику идеи, соприкасающиеся с идеями дероста: поздний Лев Толстой, теоретик анархизма Пётр Кропоткин с идеей взаимной помощи, украинский учёный Сергей Подолинский, предлагавший Марксу и Энгельсу учитывать энергию в их теории стоимости. Религиозный философ Владимир Соловьёв, наблюдая индустриальное развитие, предупреждал, что экономика не должна стать доминирующей областью. Экономист Александр Чаянов определил, что крестьянские хозяйства работают по принципу достаточности, не нацелены на получение прибыли или на постоянное расширение – а значит, и государственная политика в их отношении должна быть иной, чем для индустриального общества. За свои идеи он поплатился жизнью в 1937-м, однако идеи его живы – среди последователей Чаянова можно назвать основателя Шанинки Теодора Шанина.

Шанин, к слову, издал переписку Маркса с народниками, где тот объясняет, что его «Капитал» относится в первую очередь к индустриальным экономикам, а общества с другим опытом не обязательно должны пройти через индустриальную модель, чтобы прийти к модели будущего. Термин академика Лихачёва «экология культуры» – тоже про сохранение и поддержание культурного, экологического и общественного пространства, где живут люди.

Деростовская дискуссия напрямую связана с концепцией экологической справедливости, с тем, что люди вправе определять среду, где они живут

Деростовская дискуссия напрямую связана с концепцией экологической справедливости, с тем, что люди вправе определять среду, где они живут. Эта тема близка россиянам – вспомнить, например, протесты против строительства мусорного полигона в Шиесе, защиту горы Куштау от расширения содового производства или конфликт вокруг сквера в Екатеринбурге. Точки соприкосновения можно находить с разными идеями и людьми – дерост, в отличие от роста, не стремится захватить мир и подчинить себе все возможные направления.

Автор – PhD, исследователь дероста и теории организации Лундского университета (Швеция).

Поделиться