Что делать с российской пенсионной системой

В России около 43,5 млн пенсионеров, работает – то есть платит им пенсию – 76 млн человек. Рано или поздно работающих станет слишком мало, а пенсионеров слишком много. Экономист, доцент НИУ ВШЭ Антон Табах отвечает на наболевшие вопросы о том, как выглядит сегодня российская пенсионная система и что с ней нужно (и не нужно) делать. Теме пенсий посвящён и доклад экономиста Евгения Гонтмахера, опубликованный на сайте проекта.

В Дании пенсия 200 тысяч рублей (2800 долларов), а в России 16 тысяч. Почему?

У нас маленькие не столько пенсии, сколько зарплаты – уровень пенсий соответствует уровню зарплат и относительно него достаточно высок. Но так как зарплаты, особенно в регионах, невысоки, то и в общий котёл, откуда распределяются пенсии, притекает не так много денег.

Важнее то, что заметную часть максимальной датской пенсии составляет накопительная часть. Чтобы получать эти 2800 долларов в месяц, нужно отработать в Дании 40 лет, постоянно отчисляя деньги (самостоятельно и через работодателя) в разные фонды – так как зарплаты в Скандинавии приличные, то граждане в состоянии с них копить.

Скандинавские страны стабильно входят в первую десятку лучших стран для пенсионеров по данным Global Retirement Index. Их правительства хорошо понимают, что демографическая ситуация будет ухудшаться, и активно стимулируют население копить на старость. Соседка Дании Норвегия ещё в 2006-м официально переименовала Фонд национального благосостояния в Национальный пенсионный фонд и вливает туда средства от продажи нефти, дабы в будущем субсидировать из него пенсионные выплаты.

Сказанное не означает, что каждый датчанин получает максимальную пенсию.

Да, в Западной Европе и в США средняя пенсия замещает около 60% зарплаты, в России только 35%, но государственные пенсии в пересчете на стоимость жизни там не щедрее, чем у нас. Государство фактически отвечает не за пенсию, а за пособие, достаточное, чтобы человек не умер с голода.

Да, в Западной Европе и в США средняя пенсия замещает около 60% зарплаты, в России только 35%, но государственные пенсии там не щедрее, чем у нас

Доплачивает пенсионерам до прожиточного минимума, обеспечивает пусть скромным, но жильем, медицинской страховкой. Однако до образа белозубого пенсионера-путешественника придётся дотягивать самостоятельно, и способны на это только 25-30% граждан. Они живут лучше за счет того, что копили на старость в течение всей трудовой жизни.

Но у нас же были обязательные пенсионные накопления. Что с ними случилось?

Да, в 2001 году правительство ввело обязательные пенсионные накопления, и к 2014 году примерно 80 млн россиян копили себе будущую пенсию. На это шло 2, а потом 6% от зарплаты, еще 16% работодатель отчислял на финансирование солидарной пенсионной системы, обязательного медстрахования и страхования от несчастных случаев на рабочем месте. Но в 2014 году накопления заморозили, и теперь эти взносы прибавились к 16% и идут на выплаты нынешним пенсионерам. Итого отчисления остались на уровне 22%, но все идут на текущие нужды, ничего не копится. Это достаточно больше взносы, и учитывая, что работающих становится все меньше, а число пенсионеров растет, снижать их никто не станет.

То есть накопления исчезли?

Нет, их можно получить при выходе на пенсию либо единовременно, либо получать помесячно в течение 20 лет. Если человек умер, они переходят его наследникам. Но это, как правило, небольшие суммы – даже у хорошо зарабатывавших около 300 тысяч рублей.

Есть ещё какие-то специальные инструменты для создания пенсионных накоплений?

Да, можно создавать добровольные пенсионные накопления в негосударственных пенсионных фондах, или НПФ. Туда отчисляют средства или работодатели, или (реже) граждане. НПФ не слишком популярны: число их клиентов около 6 млн, большие и регулярные взносы делают 2 млн (или их работодатели) – это сотрудники «Газпрома», РЖД, энергетических компаний, где формирование накоплений является частью социальной политики. Для таких работников эта система эффективна.

В 2018 году пенсионный возраст было решено повысить. Это вызвало огромные протесты по всей стране, а недавно Счётная палата признала повышение неэффективным. Что не так с этой мерой – во всем мире ведь тоже повышают?

Для пенсионной системы самое важное – стабильность. Сейчас в Германии идёт повышение пенсионного возраста. Оно началось в 2017 году, закончится в 2029 году. Закон об этом был принят в 2007-м. Идущее сейчас повышение пенсионного возраста в Соединенных Штатах, очень постепенное, началось по закону 1983 года, первое реальное повышение случилось в 2000-м: людей предупредили за 20 лет. При этом саму эту реформу два года подряд обсуждали представители обеих партий, разных групп интересов, представители профсоюзов, представители крупнейшего бизнеса, финансового сообщества. На этом сделал себе имя в политике Алан Гринспен. В Британии пенсионная реформа, активно шедшая с середины 2000-х до середины 2010-х, была запущена законодательством от 1986 года. Это очень долгие истории.

У нас же в июне 2018-го решили повысить, в октябре подписали. И у тех, кто должен был выходить на пенсию в следующем году, пенсия оказалась отложена. Людей элементарно кинули.

И почему это повышение не даст эффекта?

Проблема не решена, а лишь чуть отсрочена. Пенсионный возраст растёт, но растёт и продолжительность жизни, а значит, срок выплаты пенсий. И одновременно наблюдается снижение рождаемости. А значит, уменьшается число тех, кто отчисляет средства в фонд, из которого платят всё большему числу пенсионеров.

Систему нужно радикально реформировать – отвязывать её от демографии

Систему нужно радикально реформировать – отвязывать её от демографии.

Как будет выглядеть пенсионная система в Прекрасной России Будущего?

Скорее всего, при (условном) премьере Навальном она будет выглядеть так же, как и при премьере Мишустине или любом другом. Комплекс мер, который будет приниматься (и уже обсуждается), продиктован текущим состоянием системы и демографическом профилем страны и довольно однозначен.

Роль государства в пенсионной сфере останется большой: и страна бедная, и люди на это рассчитывают. Но на отрезке в 20 лет система будет упрощаться и уплощаться. Тех, кто способен копить, будут стимулировать на накопления, остальным создадут систему минимального обеспечения на уровне прожиточного минимума.

От 7 до 12 млн россиян, или 10-15% всех работающих, имеют доходы, позволяющие копить сколько-нибудь осмысленные суммы на старость. Им, видимо, будет предложено копить с помощью индивидуальных инвестиционных счетов, или ИИС – инструмента живого и очень хорошо себя зарекомендовавшего в финансовой индустрии. Речь о программе софинансирования будущих пенсий от работодателя по образцу США или, например, Австралии.

Сейчас в правительстве обсуждается возможность сделать новый ИИС третьего типа с более долгой (выше 10 лет) налоговой льготой для работодателя и перспективой эту льготу повысить в зависимости от величины взносов. В перспективе может получиться аналог крайне успешного американского накопительного пенсионного счета 401(k). Работники смогут вносить на свои личные накопительные пенсионные счета часть зарплаты до уплаты подоходного налога.

А что делать оставшимся 85% будущих пенсионеров?

Привыкать к тому, что в будущем пенсия, скорее всего, не будет зависеть от стажа и зарплаты – останется пособие на уровне прожиточного минимума, которое позволит выживать, некий безусловный базовый доход, аналогичный пособию по безработице. Вероятно, его размер будет зависеть от наличия активов и сторонних доходов. И уже идёт активное движение в сторону «проверки нуждаемости» как инструмента социальной политики.

Для тех, кто не настолько богат, чтобы активно участвовать в накоплениях, но и не готов жить на пособие, скорее всего появится обратная ипотека – когда имеющуюся квартиру не передают детям, а её стоимость постепенно используют для поддержания своего уровня жизни. В России высокий уровень владения недвижимостью, при этом живых денег у людей достаточно мало. Такая система весьма распространена в стареющей Японии.

Поделиться