Рубрики
Обзор

Почему россияне боятся активизма и благотворительности

Совместный обзор «Левада-центра» и проекта «РеФорум»

«Если в 90-х вас обидел Петя, вы могли пойти к Коле и как-то порешать вопросы, а сейчас у нас Петя везде, куда ни войдёшь – везде один Петя. Пете на Петю уже никак не пожалуешься. Уже никуда не пойдёшь» – так объяснил отсутствие у россиян желания отстаивать свои права один из респондентов «Левада-центра». Исследование о том, как россияне пытаются решать существующие проблемы, что они думают о социальном и политическом активизме и готовы ли отстаивать свои права, было проведено «Левада-центром» в июле 2020 года, и его результаты публикуются впервые.

Как россияне решают проблемы

Решить проблемы и отстоять нарушенные права, используя государственные механизмы, в России очень сложно. Как объясняли участники фокус-групп, чиновники, как правило, равнодушны к проблемам людей, а обращение в инстанции не гарантирует положительный результат, но требует больших временных и даже финансовых затрат. Рядовой человек, вынужденный работать и кормить семью, скорее всего, решится обращаться в госорганы только в крайнем случае. Респонденты подчёркивали, что отлаженных системных, законных, конвенциональных способов решать проблему нет. 

Шансы добиться своего, по мнению участников фокус-групп, возрастают, если удастся создать вокруг своей проблемы «резонанс», привлечь «внимание общественности». «И дело Голунова, и храм в Екатеринбурге. Это всё благодаря не просто общественности, а благодаря СМИ. Без СМИ, без того, чтобы это дело стало громким, это бы не сдвинулось с места» пояснил один из респондентов. 

При этом вероятность добиться справедливости россияне оценивают как относительно низкую – «сложно, но можно» в предложенной в опросе формулировке, – а к любого рода помощникам в борьбе, будь то официальная власть или частные лица, относятся с большим подозрением. Начальство и руководство, по мнению россиян, помогают в решении трудностей только если это выгодно им самим или на помощи можно построить пиар. Предвыборная пора многими считается самым удачным временем обратиться за помощью к государству: «Мы добились дороги асфальтированной до деревни за счёт государства. Потому что были выборы и был пиар на этом деле, что нам помогли, посмотрите. Приезжало местное телевидение и т.д. и т.п. Всё это продали очень дорого, что нам сделали, на самом деле» объясняет эту позицию один из опрошенных.

Ответы респондентов можно резюмировать так: у человека в России для решения проблем и соблюдения нарушенных прав есть не правовые инструменты, а информационные. Решение политических вопросов даже при широкой огласке респонденты оценивают как маловероятное. 

Какие проблемы объединяют россиян

Целью исследования было узнать не то, какие проблемы россияне замечают и считают самыми серьёзными, а именно вопрос объединения и активизма – для решения каких проблем жители нашей страны чаще всего готовы объединиться, действовать сами и требовать действий от властей? 

В июле 2020 года люди чаще всего высказывали опасения о возможных экономических проблемах, вызванных пандемией коронавируса. Россияне во время эпидемии оказались скорее не удовлетворены действиями власти и принятой ею социальной политикой. 

Если же оставить пандемию и чрезвычайные ситуации за скобками, то чаще всего россияне готовы объединяться для защиты окружающей среды и решения локальных задач, связанных с общим имуществом (парковки во дворе и другие вопросы быта около дома). 

Что для россиян значат активизм и активная гражданская позиция

При том, что большинство респондентов признали, что государственные институты по поддержке прав человека в России не работают либо работают плохо, к активистам и частным правозащитным инициативам отношение в стране также оказалось скорее негативным.

Само слово «активист» воспринималось респондентами неоднозначно даже теми из них, кого можно было бы отнести к активистам. В этом термине люди часто видели ассоциацию с сутяжниками и городскими сумасшедшими и не хотели ассоциировать себя с ними. «Активисты» в представлении респондентов это люди, которые сделали защиту прав смыслом своей жизни и отдают этому все свои силы, занимаются этим «профессионально». Поэтому они либо «фанатики», либо им «нечем заняться», у них слишком много свободного времени – в отличие от обычных граждан. По той же причине у респондентов иногда закрадывалось подозрение: а не платит ли активистам кто-то за их активность? 

Сами активисты разделились на две группы. Те, кто считал, что отношение в обществе преобладает позитивное, занимались в основном неполитическими темами, такими, как помощь больным детям или зоозащита. Политические активисты, напротив, сетовали на преобладающее негативное отношение к себе со стороны большинства сограждан. 

Интересно, что участники фокус-групп также довольно скептически высказывались в адрес благотворительных фондов и НКО. Признавая в целом важность работы таких организаций, респонденты тем не менее подозревали их руководство в коррумпированности и неэффективной трате собранных средств. 

К публичным фигурам, известным своим участием в благотворительности, отношение также оказалось двояким. При том, что многие россияне позитивно оценивают деятельность таких людей, как Чулпан Хаматова или Константин Хабенский, далеко не все готовы полностью поверить в их искренность и бескорыстность. «Тот же Хабенский – он вам вещает с телевизора не бесплатно, понимаете. А вы почему-то должны ему дать деньги за то, чтобы он поддержал за деньги эту организацию. Мне вообще эта идеология непонятна» – выразил своё недоверие один из опрошенных. 

Стоит отметить, что в рамках других фокус-групп как в Москве, так и в других городах респонденты неоднократно высказывали мнение, что собирать деньги на благотворительность «стыдно». Часто это воспринимается не как сила и победа гражданского общества, а как слабость государственных институтов, неспособность государства выполнять свои обязательства. Участники фокус-групп неоднократно повторяли, что государство обязано исполнять социальные обязательства, а не перекладывать эту заботу на обычных граждан. 

Таким образом, исследование «Левада-центра» выявило определённое противоречие в позиции россиян: с одной стороны, они считают, что государство не справляется со своими обязанностями по помощи гражданам и решить проблемы и отстоять нарушенные права в России сложно. С другой стороны активисты и НКО, которые готовы помогать в трудных ситуациях, воспринимаются респондентами негативно. «У значительного количества наших сограждан подозрительное отношение к активизму, особенно политическому. На мой взгляд, причина такого отношения коренится в распространённом убеждении, что изменить существующий уклад практически невозможно, какие бы усилия человек ни предпринимал. Как часто говорят наши респонденты, «плетью обуха не перешибёшь». Психологи называют это состояние выученной беспомощностью: люди не видят связи между затраченными усилиями и результатом и смиряются с действительностью. А те, кто не соглашается, пытается что-то изменить и сопротивляется, вызывают смешанные чувства от скепсиса до раздражения. Ведь политический активизм во многом дискредитирован властью как «проплаченный», «прозападный»» так объясняет существующее противоречие социолог  «Левада-центра» Денис Волков. 

Обзор подготовлен на материалах двух фокус-групп, прошедших в формате онлайн-дискуссии в июле 2020 года. В каждой фокус-группе принимали участие 8 человек. Основная часть исследования на тему активизма была проведена в феврале и марте 2020 года в формате опросов общественного мнения. Результаты этих исследований опубликованы на сайте «Левада-центра».

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум