Рубрики
Мнения

Почему “социальный” не значит “левый”

В обозримом будущем всем государствам мира придется стать гораздо более социальными. Политолог – о причинах тренда.

Государственная система социальной помощи и поддержки граждан ортодоксальным сторонникам либеральных или либертарианских идей кажется чем-то случайным, необязательным и вынужденным. Иногда можно услышать, что всё это создано и существует «под давлением леваков». И если по вопросам пенсии (по возрасту и инвалидности) дискуссий не так много, то расширение соцподдержки через гарантированное государством здравоохранение и тем более безусловный базовый доход, который государство могло бы выплачивать всем гражданам без исключения, всё еще вызывает бурное осуждение и воспринимается как некий «левый» политический лозунг.

Противники внедрения постоянных государственных выплат настаивают, что каждый может и должен сам заработать себе на жизнь, медицину и даже спокойную сытую старость, а кто не может, тот просто не хочет трудиться и сам виноват в своих бедствиях. Такой подход в современном мире если и не устарел совершенно, то доживает последние годы, а в лучшем случае десятилетия. Уже в обозримом будущем сначала самым развитым, а потом и всем государствам и обществам придется стать гораздо более социальными, чем сейчас – и вот почему.

Само представление о том, что работы вокруг много и если кто-то не работает – значит, просто не хочет, сформировалось в период индустриального капитализма XIX-XX вв., когда возникло большинство ныне здравствующих политических философий. Но корни такого взгляда, конечно, гораздо глубже и тянутся к тому далёкому времени, когда человечество переходило от охоты и собирательства к сельскому хозяйству.

Сельское хозяйство дало людям массу новых возможностей, прежде всего возможность запасать продукты и планировать потребление, а также жить на одном месте, обустраивая города, накапливая в них знания и опыт.

Но оно же требовало постоянного труда множества людей, и чем больше становились города и государства, тем больше требовалось рук в сельском хозяйстве, которое веками оставалось самой важной для человечества деятельностью.

Использование рабского труда с древности до XIX в. – следствие колоссальной трудозатратности сельского хозяйства: во многих случаях оно было выгодным только тогда, когда непосредственные производители продуктов работали буквально за еду и не имели никаких прав.

Индустриальная революция с одной стороны уменьшила трудозатраты в сельском хозяйстве, с другой – потребовала на первых порах возрастающего количества рабочих у станков. И довольно долгое время казалось, что армия индустриальных рабочих будет постоянно расти, а главный конфликт будущего – это конфликт пролетариата и буржуазии. Культ труда и трудящегося человека, порицание безделья – в индустриальную эпоху эти ценности исповедовали и «правые», и «левые», каждый на свой лад.

«Правые» и «левые» ортодоксы и сейчас пытаются вписать меняющийся мир в придуманные тогда схемы – одни превозносят труд предпринимателей, кляня «лентяев», а другие хвалят трудящихся, продукты труда которых присваивают «бездельники-капиталисты».

За несколько последних десятилетий потребности сельского хозяйства и промышленности в рабочих руках очевидным образом снизились, при том что возможности мировой экономики прокормить и одеть население Земли, наоборот, увеличились. И эта ситуация будет развиваться: сельское хозяйство продолжает наращивать продуктивность, промышленность роботизируется, а сфера услуг и торговля стоят на пороге колоссальных перемен, которые эпидемия коронавируса сделала ещё более очевидными и неизбежными.

Человечество вплотную приближается к ситуации, когда работы в привычном понимании для большинства людей просто не будет. Более того, в том, чтобы миллиарды людей ежедневно что-то делали руками, просто не будет смысла.

Вполне возможна ситуация, в которой искусственное поддержание занятости будет требовать от общества больших затрат, чем выплата безусловного базового дохода. Отдельный вопрос – сокращение экологического ущерба, наносимого человеческой деятельностью. Для этого неизбежно придется закрывать ненужные или не очень нужные производства, причем в некоторых случаях речь идет о целых отраслях – например, об угледобыче.

Итак, накормить и обеспечить необходимыми продуктами, товарами и услугами всё человечество смогут считанные проценты населения Земли, вооружённые новейшими технологиями. Возникнет совершенно новая ситуация: относительно небольшая часть человечества будет заниматься организацией производства товаров и услуг, а все остальные окажутся лишними без какой-либо в том вины и даже вопреки своему желанию. Вполне может быть, что многие из них будут искренне хотеть работать и страдать от того, что общество ничего им не может предложить.

Мораль «кто не работает, тот не ест» умрёт: если оставить неработающее большинство населения без дохода и доступа к базовым услугам, весьма опрометчиво ожидать, что такое общество сможет долго существовать. Ещё менее вероятно, что такое общество будет гуманистическим и свободным.

Жить счастливой и изобильной жизнью на планете, большинство населения которой пребывает в беспросветной бедности и не имеет шанса из нее выбраться, ни у кого не получится. Вернуть людей в бесправное состояние, убедить их тихо умирать в нищете, не смея требовать ничего для себя и своих детей – невозможно, как и географически отделить бедных от богатых.

Держать в повиновении и нищете миллиарды людей можно, только постоянно применяя силу. Это требует огромных вложений, а само такое общество превращается в весьма мрачную антиутопию, где едва ли кому-то захотелось бы жить.

Нравится это кому-то или нет, но более обеспеченной части человечества всё равно придётся за свой счет содержать тех людей, с которыми ей, может быть, не очень-то и хочется иметь дело – или через социальную поддержку всего населения, или через содержание огромного репрессивного аппарата, которые в итоге может обходиться гораздо дороже.

Очевидно, здесь должен быть найден компромисс: те, кто хотят жить богаче других, должны иметь на это полное право. В целях своей же безопасности они должны быть заинтересованы в том, чтобы незадействованные в новой экономике люди не превращались в озлобленных голодных маргиналов, которых надо силой держать в повиновении, а имели возможность жить достойно и чувствовать себя полноценными людьми.

Это должно отчасти проецироваться и на отношения между государствами и их объединениями: если богатые страны не хотят, чтобы их осаждал всё возрастающий вал жителей бедных стран, им надо что-то сделать для облегчения существования людей в тех местах, откуда те готовы бежать при первой возможности. Это может показаться нерешаемой задачей, но альтернативы ей нет. Рано или поздно сдержать натиск на границы сытых стран не удастся.

Важно понять, что обсуждаемые перемены не являются реализацией какой-то политической программы или одним из возможных сценариев, которого как-то можно избежать. Развитие науки и техники в комплекте с постоянным демографическим ростом не оставляет других вариантов: чтобы одевать, кормить, лечить и воспитывать, человечеству нужны новые технологии, которые сами по себе требуют участия все меньшего количества людей.

Выходит, что для дальнейшего развития человечества необходимо социальное общество. Общество, которое будет удовлетворять базовые потребности всех и давать возможность невостребованным экономикой людям проживать жизнь достойно и созидательно, посвящая себя самосовершенствованию и социальному служению, а не борьбе с обществом за выживание.

Очевидно, это потребует новой морали и новой этики в отношениях между людьми, а многие прежние ценности исчезнут. Обо всём этом надо думать и спорить. А главное – не пытаться делать вид, что человечество и дальше будет жить по законам и правилам прошлых веков и не делить людей на «левых» и «правых» из приверженности старинным политических лозунгам.

Автор – российский политолог и публицист.

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум