ИТОГИ-2021: экономика

Часть 2

Поделиться
Владимир Милов, политик, экономист и общественный деятель, продолжает подведение экономических итогов – он предлагает задуматься, как так вышло, что экономика растёт, а население живёт все хуже (и даже хуже, чем в пандемийном 2020-м) и куда уходят госденьги, если не в наши карманы.

2021-й год выдался куда более богатым на разного рода кризисы, чем его предшественник – хотя год назад такое было трудно себе представить, – и кризисные явления продолжают множиться. Тем не менее даже в такой турбулентной обстановке стоит поговорить об экономических итогах года.

Сейчас российские власти будут триумфально рассказывать вам о «возвращении на траекторию роста» после прошлогоднего падения, вызванного пандемией – власти оценивают увеличение ВВП в этом году в 4,3% после прошлогоднего падения на 3%. Обольщаться этим «ростом» не стоит: что реально происходит с нашим ВВП, можно увидеть на графике Росстата.

Так выглядит классическая многолетняя стагнация – с 2015 года ВВП вырос менее чем на 10%. И даже эти цифры не отражают реальной картины: например, по данным «Мониторинга социально-экономического положения и социального самочувствия населения: три квартала 2021 года» НИУ ВШЭ, по итогам II квартала 2021 г. доходы россиян, работающих в некорпоративном секторе, были на 18% ниже в реальном выражении, чем за II квартал допандемийного 2019 г.

В некорпоративном секторе – это прежде всего мало видимая статистикой сфера услуг – работает не менее трети россиян, и как видно по этим цифрам, ситуация там вовсе не восстановилась после провала 2020 г. и не собирается восстанавливаться. Так что официальные цифры, о которых вам докладывают, опираются прежде всего на отчётность корпораций. Там всё более-менее восстановилось до уровней, предшествовавших пандемии. В малом бизнесе – нет. Официальная статистика этим довольна, так как её оптика этого не видит – ну и ладно.

Перспектив существенного роста экономики  ближайшие годы нет: в недавно принятом федеральном бюджете на 2022-2024 годы заложен базовый прогноз в 3% роста ВВП ежегодно, но в реальности даже этим трём процентам особо неоткуда взяться. Структурных реформ не предвидится, капитал бежит из страны ускоренными темпами (в этом году отток капитала вырос в полтора раза по сравнению с предыдущим). Российские силовики продолжают добивать инвестиционный климат – вслед за приговором крупнейшему иностранному инвестору Майклу Калви последовал арест 13 миллиардов рублей на счету автодилера Рольф (в результате чего его владелец Сергей Петров решил продать компанию) и арест вполне лояльного Кремлю Августа Мейера, фактический развал работы по «списку Титова» – бизнес-омбудсмен пообещал уехавшим из России уголовно преследуемым предпринимателям спокойное возвращение на родину, но эта идея кончилось плохо, преследования не прекратились, а предприниматель из «списка Титова» Дмитрий Зотов вообще получил по возвращении 7 лет колонии.

Дополнительным ударом по будущему российской экономики является скрытый – и весьма существенный – рост налоговой нагрузки в результате усиления драконовских мер ФНС по выжиманию налоговых доходов. В конце ноября на встрече с Путиным глава ФНС Даниил Егоров озвучил несколько очень тревожных цифр:

  • За 10 месяцев 2021 года рост сбора налогов с экономики вырос не только по отношению к 10 месяцам пандемийного 2020-го (+38%), но и на 23% к доковидному 2019-му. Это не объясняется ценами на нефть, которые были примерно похожи (средняя цена нефти Urals в 2019-м составила $64, в этом году – $69 за баррель) – это в основном выбивание дополнительных денег из предприятий и граждан.
  • Поступления подоходного налога, по словам Егорова, выросли на 17%, а в малом бизнесе – на 20%. Хотя Егоров отчитался Путину, что это «косвенный показатель роста реальных доходов», понятно, что это не так – с доходами граждан, особенно в малом бизнесе, всё наоборот (см. выше).

Такой резкий рост налоговых сборов Егоров, помимо восстановления сырьевых цен, объяснил «эффектом от налогового администрирования» – попросту это означает, что ФНС с новым ожесточением продолжает «кошмарить»бизнес. В 2021 году полномочия налоговиков в этом плане расширились – например, Путин подписал закон о предоставлении им права доступа к банковской тайне вне налоговых проверок.

Так вот, предположение о росте экономики в 3% основано на прогнозе увеличения инвестиций в основной капитал на 5-6% ежегодно. Но кто те смельчаки, которые будут активно инвестировать в Россию в подобной обстановке – резкое фактическое увеличение налоговой нагрузки, растущий беспредел силовиков и налоговиков, – правительственные прогнозисты не уточняют.

А помните, как нам рассказывали в 2018 году, что после повышения НДС и пенсионного возраста государство получит существенные ресурсы, чтобы добиться высоких темпов роста через финансирование национальных проектов (кстати, где они?) и «майских указов»? Вся текущая картина выглядит так, что правительству внезапно стало наплевать на рост экономики. И в этом главный итог уходящего года – о росте перестали говорить.

Пандемия здесь ни при чём: пояснительная записка к принятому федеральному бюджету наполнена радужными реляциями про то, что «восстановительные процессы, начавшиеся во второй половине 2020 года, приобретают всё более устойчивый и динамичный характер» и «по мере восстановления экономики предусмотрена постепенная нормализация бюджетной политики за счёт постепенного прекращения мер поддержки, принятых на период пандемии». Начиная с 2022 года «планируется выйти на обычные параметры «бюджетного правила» – то есть, по версии правительства, всё возвращается к «нормальности», экономические трудности на пандемию больше не спишешь.

При этом даже при прогнозируемом росте экономики в 3% власти не видят существенного увеличения реальных доходов граждан: принятый федеральный бюджет на 2022-2024 годы предусматривает их рост всего на 2-2,5% ежегодно в самых лучших сценариях, и это после 8-летнего падения и стагнации: сегодня реальные доходы россиян на 10-15% ниже, чем до начала войны с Украиной в 2014 году. Поднять их не удаётся, в реальном выражении доходы, зарплаты и пенсии россиян сейчас практически на том же уровне, что и три года назад – немного напоминает кардиограмму умершего:

Это один из парадоксов нынешней экономической политики: цифры экономического роста (пусть и весьма скромные) опережают рост доходов и не конвертируются в увеличение благосостояния россиян. Это сильно отличает ситуацию от периода 2000-2008 годов, когда при среднем росте ВВП в 7% в год реальные доходы росли в среднем более чем на 12% ежегодно. Почему раньше доходы опережали рост экономики, а сейчас отстают? Рискну предположить, что дело в монополистическом характере экономики, который был выстроен за минувшие 20 лет: добавленная стоимость распределяется неравномерно в пользу узкого круга крупных игроков.

Цифры экономического роста (пусть и весьма скромные) опережают рост доходов и не конвертируются в увеличение благосостояния россиян

Этот же фактор монополизма, скорее всего, стоит и за ещё одним неприятным открытием уходящего года – резким всплеском инфляции, которая вносит существенный вклад в стагнацию реальных доходов граждан:

И тут тоже парадокс: вроде бы у нас одна из самых высоких в мире ставок центрального банка и нет таких триллионных программ стимулирования экономики, как в США или ЕС. Но там инфляция ниже – в США в районе 6-7%, в ЕС около 5%, у нас – свыше 8%, продовольственная – 12%. Российский Центробанк предпочитает об этом парадоксе умалчивать, кивая на рост мировых цен на продовольствие и прочие внешние факторы. Но внешние факторы и мировые цены никак не объясняют, почему у нас инфляция выше при куда более жесткой монетарной политике и отсутствии массовых стимулирующих вливаний бюджетных денег в экономику.

Монопольная структура экономики – вот более внятное объяснение. Но в официальных документах вы его не найдете, об этом нельзя говорить, табу. Единственный намёк – глава ЦБ Эльвира Набиуллина публично призналась, что инфляция приобретает «долгосрочный» характер. Что подсказывает: она понимает истинную причину проблем и то, что в монопольной структуре экономики рассчитывать на низкую инфляцию не приходится.

Правительство в составе бюджета спрогнозировало инфляцию в 4% на ближайшие три года – думаю, ясно, что это совершенно нереалистичный прогноз, а значит, что желаемого роста реальных доходов в 2-2,5% не будет, рост доходов будет в лучшем случае нулевым.

Если кратко суммировать экономические итоги года, то можно выделить три основные вещи.

Первое – правительству стало окончательно наплевать на рост экономики. С финансово-экономической точки зрения пандемию объявили завершившейся, отказались от новых стимулирующих программ, довольны прогнозом в 3% роста в год – к тому же несбыточного. Дополнительных мер по этому поводу не планируется. Инвестиционный климат только ухудшается, прежде всего в результате действий силовиков и налоговиков, но власти это, похоже, не очень волнует. Прорывов не ждите, стагнация продолжится, и это уже принимается как норма – откровенно говоря, впервые за последние десятилетия.

Прорывов не ждите, стагнация продолжится, и это уже принимается как норма

Второе – что действительно волнует власти, то это быстрое накопление финансовых резервов. К концу 2024 года их планируется нарастить на две трети, с нынешних 14 трлн до более 23 трлн рублей, или более чем 15% ВВП. Быстрое накопление резервов на фоне спокойного отношения к экономической стагнации может свидетельствовать только об одном – власти боятся стагнации не так сильно, как какого-то крупного надвигающегося кризиса, мощных новых санкций или ещё чего-то такого, что может крепко встряхнуть их экономическую «модель».

И третье – монопольная структура экономики, когда все ключевые секторы контролируются одним или несколькими игроками, близкими к власти, создают серьёзные экономические проблемы. Одна из них – неравномерное перераспределение национального богатства: рост ВВП не конвертируется в опережающий рост доходов, в отличие от 2000-х. Другая – инфляция: она у нас опережает все крупные страны, несмотря на отсутствие стимулирующих программ и жёсткую политику ЦБ. Объяснение этому может быть только одно – эффект монопольных цен. России все очевиднее нужна глубокая демонополизация экономики.

В целом 2021 год, по официальной версии, был призван стать годом триумфального предоления экономических трудностей, вызванных пандемией, и выходом на «нормальную» траекторию – согласно фразеологии правительственных материалов к федеральному бюджету. Но ничего нормального мы не видим: перспектив роста нет, инфляция высокая и, судя по словам Набиуллиной, теперь это надолго. Высоких темпов развития нам уже даже и не обещают – нацпроекты перешли от чуть ли не новой экономической религии, каковой они были в начале нового срока Путина в 2018 году, к некоему фоновому фактору, неудобно же предавать их забвению вовсе.

Самое парадоксальное, что на фоне резко упавших рейтингов власти и многолетней стагнации доходов россиян никто не собирается эти доходы серьёзно увеличивать. Хотя все возможности для этого есть. Но и на этот парадокс есть ответ, который содержится в только что принятом федеральном бюджете: он предполагает существенное увеличение расходов на Росгвардию и госпропаганду. Вот вам и ответ, как власти планируют работать с ростом народного недовольства экономической ситуацией.

Поделиться