Что будет с Россией и Украиной в 2022 году

Концентрация российских войск возле украинской границы волнует всех. Каковы шансы, что напряжённость выльется в открытый конфликт? Георгий Чижов, координатор экспертной группы «Европейский диалог» в Украине, подготовил для проекта «Рефорум» policy paper, где оценил возможные сценарии развития украино-российских отношений в 2022 году. С полной версией можно ознакомиться по ссылке, ниже основные тезисы.

Сложившийся в российско-украинских отношениях статус-кво явно перестал устраивать Москву. Причин может быть несколько: от разочарования в ожидавшейся прежде готовности Владимира Зеленского идти на заметные уступки – до желания утвердить своё право на эксклюзивную сферу геополитического влияния перед новой американской администрацией. «В диалоге с Соединёнными Штатами и их союзниками будем настаивать на выработке конкретных договорённостей, исключающих любые дальнейшие продвижения НАТО на восток и размещение угрожающих нам систем оружия в непосредственной близости от территории РФ», – пообещал Владимир Путин в начале декабря.

«Если Россия предпримет конкретные шаги по снижению напряжённости, мы готовы работать над укреплением мер доверия», – говорится в заявлении на сайте НАТО. Поддержание напряжения на столь высоком уровне действительно трудно продлевать долго, и отношения Украины и России неизбежно повернут в какое-то определённое русло – до следующей развилки. Можно выделить несколько сценариев, которые объединяет одно: нет ни одного однозначно позитивного – причиной тому неготовность, в первую очередь, Москвы учитывать украинские интересы наряду со своими.

Москва вольна выбирать политику в отношении Киева, действия же украинской стороны практически всегда реактивны, а если и создают какие-то вызовы для Кремля, то в сугубо периферийных ситуациях. Вероятно, в российских политических кругах подобное положение вещей считается благоприятным, однако именно оно формирует негативное отношение к любым российским инициативам внутри Украины и проукраинскую коалицию вокруг страны.

Итак, какие могут быть варианты сценариев развития российско-украинских отношений в будущем году?

Конструктивный сценарий (вероятность реализации < 10%)  предполагает готовность российской стороны пойти на значительную деэскалацию, снижение давления на Киев и построение более прагматических отношений с ним, невзирая на сохранение скептического отношения к нынешней украинской власти. Сценарий не представляется совсем уж фантастическим, поскольку вполне может быть вписан в традиционную для последних лет политику Кремля в отношении Украины. А ещё он даёт возможность выйти из нынешнего глухого тупика: потепление отношений и прекращение или хотя бы надёжная заморозка конфликта на Донбассе позволят обеим странам развиваться экономически.

Наиболее вероятный инерционный сценарий (вероятность реализации > 50%) предполагает продолжение многолетней пробуксовки в украино-российских отношениях, почти окончательное сворачивание торговли, усиление пограничного режима, отказ от восстановления прямого авиационного и железнодорожного сообщения, дальнейшее усложнение культурных и гуманитарных контактов, возможное введение въездных виз для россиян со стороны Украины.

В отличие от предыдущего сценария, в случае эскалации (вероятность реализации > 20%) сохранится достаточно высокая постоянная вероятность начала полномасштабных военных действий. Например, Кремль продолжает концентрировать войска около украинской границы, прибегает ко всё более жёсткой риторике, не идёт ни на какие уступки США и европейцам без гарантий, скажем, отказа от расширения НАТО на восток и даёт понять, что любой миномётный или снайперский выстрел с украинской стороны на линии соприкосновения в ОРДЛО может стать поводом для начала вторжения.

Такой сценарий может быть инициирован и поддерживаться исключительно российской стороной, хотя с рациональной точки зрения он не принесёт стратегических преимуществ Москве. В этом случае (вероятнее, чем при реализации любого другого сценария) коллективный Запад будет склонен последовательно поддерживать Киев на протяжении длительного времени.

Инициатором наиболее обсуждаемого сегодня военного столкновения (вероятность реализации < 15%), если таковое паче чаяния произойдёт, скорее всего станет Кремль. Захват территории вряд ли является сейчас для Москвы стратегической целью, так что вероятная военная операция видится иным образом:

— массированный ракетно-бомбовый удар по оборонной инфраструктуре Украины восточнее (а возможно, и западнее) реки Днепр, включая столичный укрепрайон, при минимизации жертв среди гражданского населения;

— стремительный (сутки-трое) рейд в восточноукраинские регионы с территории ОРДЛО с целью уничтожения всё той же оборонной инфраструктуры с последующим отступлением в нынешние пределы ДНР/ЛНР (как максимум, расширение их до административных границ соответствующих украинских областей).

Реализована может быть как одна из составляющих, так и обе одновременно. В случае успеха такая операция даст Москве, помимо растерянно-негативной реакции мирового сообщества, ряд желаемых результатов. Правда, любой срыв (а при стечении некоторых факторов – и успех) чреват дипломатической изоляцией, внутренней дестабилизацией в самой России, качественно новыми санкционными ограничениями. Чем твёрже будет звучать в ближайшие дни и недели позиция США и их союзников, тем менее вероятной станет реализация этого сценария.

Поделиться