Кто угрожает бурятскому языку

Несколько лет назад ЮНЕСКО присвоила бурятскому языку статус «находящегося под угрозой». В Бурятии, как и в других национальных республиках России, пытаются сохранить родной язык, но старания упираются в федеральную власть и в отсутствие идеи – дети зачастую не понимают, зачем им бурятский, если все говорят на русском. Как и зачем учить бурят бурятскому, разобралась Александра Гармажапова.

Известный этнолог Сергей Арутюнов, комментируя информацию о том, что буряты, наряду с российскими украинцами и белорусами, вошли в тройку национальностей с самым низким владением родным языком, заявил, что представители этого этноса «обрусевают».

«В Москве большая бурятская диаспора, 10-15 тыс. человек, и из них большинство говорит по-русски», – сетовал он, отмечая, что «буряты сохраняют чувство того, что они буряты, устраивают культурные мероприятия, дети выступают на конкурсе национального костюма, но это, в сущности, русские дети, только глаза у них раскосые».

Все переписи вплоть до 2010 г. свидетельствуют о стабильном снижении уровня владения родным языком у населения. Интересно, что в советские годы, когда национальные языки активно вытеснялись из публичного пространства в рамках т.н. плавильного котла, уровень владения бурятским был намного выше, чем сегодня (и это при том, что в те годы, если бурят изъяснялся на плохом русском, его считали деревенщиной).

Интересно, что в советские годы уровень владения бурятским был намного выше, чем сегодня

В СССР в бурятских улусах родную речь преподавали все десять лет. Плоды этого можно наблюдать сегодня: буряты, закончившие в Советском Союзе сельскую школу, прекрасно говорят, читают и пишут на бурятском. Те же, кто учился в городе, максимум могут похвастаться бытовым бурятским.

Спасти бурятский

Бурятские власти продвигают возобновляющуюся госпрограмму по сохранению языка, за что подвергаются критике со стороны Счётной палаты РБ: определить эффективность расходов довольно проблематично.

В конце 2020 г. было принято очередное постановление правительства «Об утверждении Государственной программы Республики Бурятия “Сохранение и развитие бурятского языка в республике Бурятия на 2021-2030 годы”».

Целевые индикаторы – «доля бурятского населения республики, владеющего бурятским языком, составит 33%», а «доля общеобразовательных организаций, в которых организовано изучение бурятского языка, составит 87%». В 2021 году планируется потратить на программу 66,5 млн руб.

В 2018 г. было подписано трёхстороннее соглашение между министерствами образования Бурятии, Иркутской области и Забайкальского края по сохранению и развитию бурятского языка.

В мае 2021-го власти запустили круглосуточный телеканал на бурятском языке «Буряад ТВ». Глава Бурятии Алексей Цыденов подчеркнул, что Бурятия с её тысячелетней историей должна сохранять свою идентичность: «А если создавать условия, когда люди с интересом и желанием будут погружаться в язык, культуру, то это, безусловно, поспособствует сохранению».

Самому Цыденову, выросшему в Забайкалье в бурятско-русской семье, неоднократно доставалось за незнание родного языка. В ходе протестов 2019 г. критики Цыденова обращались к нему на бурятском, зная, что он не поймёт. После этого политик взялся за язык – уже через несколько месяцев он публично произнёс поздравительную речь на бурятском.

Критики Цыденова обращались к нему на бурятском, зная, что он не поймёт

Также местные власти активно переводят на бурятский мультфильмы – «Простоквашино», «Гунан-Батор», «Котёнок по имени Гав» и др. Сложность в том, что в регионе нет производителей анимационных фильмов на бурятском, поэтому власти вынуждены согласовывать переводы с авторами известных мультфильмов, либо выкупать у правообладателей авторское право.

Рэп, челлендж и хэлэн

В битву за бурятский включались и общественники, которые снимали ролики в поддержку языка (популярностью пользовались видео режиссёра Солбона Лыгденова), объявляли челленджи #буряадхэлэнchallenge (автор – студент Тимур Дашинимаев), где нужно было прочитать рэп на бурятском и русском. В последнем участвовали как известные рэп-исполнители, так и члены кабмина, в частности министр спорта Вячеслав Дамдинцурунов.

Популярностью пользуется телевикторина «Түхэриг» («рубль»), которая выходит на местном канале «Тивиком». Ведущий Ким Харганаев задаёт прохожим в Улан-Удэ загадки на бурятском языке. Ответившие получают деньги. Немало тех, кто даже не понимает, чего от них хочет Харганаев. Как правило, неплохо играют буряты, приехавшие из районов.

Немалую роль в популяризации языка сыграли местные артисты, в частности рэперы из «Хатхур Зу» и Алагуй Егоров. Своего рода молодёжной фишкой стало вплетать в свою речь бурятские слова – что иногда звучит довольно комично, например, «ямар кошмар», т.е. «какой кошмар».

Своего рода молодёжной фишкой стало вплетать в свою речь бурятские слова

Парадокс, но эти процессы больно ударили по этническим бурятам, которых с детства не учили бурятскому. Сегодня же их стали стыдить за незнание бурятского – по сути, они оказались в таком же положении, как Цыденов осенью 2019-го.

Русские на страже бурятского

Если глава региона почти не владеет бурятским (хотя старается), то спикер парламента Владимир Павлов свободно на нём изъясняется. Павлов – русский, выросший в бурятском улусе Шибертуй. Политик недавно дал интервью «Буряад ТВ», в котором на чистом бурятском рассказал о своём детстве.

Несколько лет назад фурор произвёл голубоглазый подросток из Хоринского района Никита Ларионов, который побеждает в конкурсах по бурятскому языку: «В своём селе мы говорим на бурятском… в любом случае знание бурятского языка поможет во взрослой жизни».

Независимая журналистка Анна Зуева делала на YouTube образовательный проект «Амиды хэлэн» («живой язык»), в котором вместе с преподавателем Сергеем Санхядовым учила бурятский. Своё желание освоить бурятский она объясняла тем, что её давно тянет к языку, хотя, «к сожалению, не все из моих друзей бурятской национальности владеют родной речью».

Настоящим популяризатором бурятского стала Людмила Намжилон, выросшая в бурятском селе Хошун-Узур. Семь лет назад девушка снялась в ролике «Невестка» (в рамках кампании «Говорим на бурятском»), по сюжету которого бурятский парень приводит в дом русскую невесту – ей сначала не особо рады, но позже выясняется, что она идеально говорит на бурятском, и сердце стариков оттаивает. Спустя несколько лет Людмила действительно вышла замуж за бурята и родила детей, которых намерена обучить бурятскому. Ирония судьбы в том, что её супруг не владеет родной речью.

Возрождение бурятского стало бы возможным, если бы появилась разговорная среда

Намжилон также вела на телевидении обучающую передачу «Түрэлхи хэлэн» («родной язык»). Она записывает поздравительные видео, в том числе с Днём Победы, на бурятском. Возрождение бурятского стало бы возможным, если бы появилась разговорная среда, полагает она.

Удар из Москвы

В 2018 г. Государственная дума приняла скандальные поправки в закон «Об образовании в Российской Федерации», согласно которым изучение национальных языков в республиках стало добровольным.

Поправки стали одним из факторов, которые правительство Бурятии перечисляет в числе «сдерживающих сохранение и развитие бурятского языка». Кроме них, там значятся отсутствие целостной системы непрерывного изучения родного языка по схеме «дошкольное, начальное, среднее (общее и профессиональное) образование», недостаточно развитый уровень бурятской языковой среды в Бурятии, слабая мотивация к овладению бурятским языком, отсутствие федеральных целевых программ по сохранению языков народов России, недостаточное присутствие бурятского языка в интернете и т.д.

Разговорная среда в Бурятии – русская. Если, например, в мононациональной Чечне отказ от изучения родного языка – нонсенс, то в Бурятии, где преимущественно русское население (66%), – данность.

Что делать?

  • Увеличить количество часов бурятского в школах – сегодня это один (!) час в неделю. Глава Бурятии уже выступил с предложением «перейти как минимум на 2 часа». Кроме того, сейчас бурятский преподается только до 9 класса. Непонятно, чем он хуже английского, который продолжается до 11 класса. Можно сформировать в общеобразовательных школах бурятские и русские классы. В первых сделать уроки бурятского ежедневными.
  • Федеральный закон не запрещает регионам переводить учебные материалы на бурятский язык. В июле 2021 г. власти выделили деньги на перевод пособий по основным предметам (математике и окружающему миру) для учащихся 1-4 классов. 
  • Прекратить споры о диалектах, коих в бурятском языке достаточно. Пока в высоких кабинетах пытаются определить, какой диалект ближе к литературному, язык исчезает на низовом уровне. Если носители будут знать хотя бы свой диалект, уже неплохо.
  • Отойти от высокого стиля – зачастую знатоки бурятского настолько «входят в роль», что люди, владеющие разговорным бурятским, не понимают их.
  • Сделать знание бурятского конкурентным преимуществом – чтобы гражданин мог поступить на госслужбу (перечень должностей определить отдельно), лишь владея двумя государственными языками. Это довольно скользкий момент, учитывая, что бурят в Бурятии около 30%: не воспримет ли большинство этот шаг как дискриминацию.
  • Можно использовать в качестве плюса соседство с Монголией, где говорят на родственном языке, т.е. школьник должен понимать, что, выучив бурятский, он «открывает окно» в Монголию.
  • Подхватывать популярные инициативы, производить больше молодёжного контента – те же вайны на бурятском или рэп-треки. Сделать язык модным и понятным.
  • Нарастить присутствие в интернете – сегодня даже переводчиков толковых нет. Есть отдельные сайты, но там крайне скудная информация.
  • Хорошо бы все баннеры и вывески хотя бы в Улан-Удэ дублировать на бурятском.

Предлагать можно много, однако у регионалов по большому счёту связаны руки. Учебный стандарт надо пробивать на уровне федерации, но у Кремля нет политической воли на поддержку национальных языков.

Автор – российский журналист.

Поделиться