Кто спасёт Россию от мусора

И при чём тут развитие местного самоуправления

Поделиться
Свалки и полигоны занимают в России 4 млн га, и каждый год их площадь увеличивается на территорию Москвы и Петербурга вместе взятых. Москва и Московская область, генерирующие 20% российского мусора, пытаются вывезти свои отходы подальше, но это не только вредная, но временная мера: Счётная палата сообщает, что через три года в трети регионов страны просто закончится место под свалки. Что делать – пытались ответить участники очередной дискуссии, организованной проектом «Рефорум» 21 мая.

Экологи предупреждали о мусорном кризисе 20 лет назад, и 15 лет назад на митингах в защиту Химкинского леса звучало, что власти строят городскую инфраструктуру неразумно, вспоминает Евгения Чирикова, эколог и руководитель проекта Activatica. Вопрос с мусором и отходами возник ещё в 90-е, уточняет Владимир Сливяк, сопредседатель российской экологической группы «Экозащита», независимый наблюдатель на климатических переговорах ООН: после развала СССР в страну хлынул вал товаров в пластиковой упаковке, и нетрудно было предположить, что вместе с насаждаемой культурой сверхпотребления грядёт и мусорная проблема.

Нетрудно было предположить, что вместе с насаждаемой культурой сверхпотребления грядёт и мусорная проблема

Что делать с отходами

В последние годы полигоны стали появляться по всему Подмосковью, и так как нет системы утилизации мусора, горы растут с чудовищной скоростью. В регионе появилось мощное антимусорное движение (можно вспомнить, как все жители Воскресенска вышли на защиту чистого воздуха). Сочетание общественной активности и внимания СМИ к теме притормозило процесс. Власти решили схитрить и увезти московский мусор подальше – к примеру, в Архангельскую область. Но в Шиесе им, как известно, не повезло: жители остановили работы. «Для нас, северян, лес, болото – не только красивый вид, но и возможность выживать (собирание дикоросов, охота). Это безумная мусорная авантюра – везти мусор 1200 км на чистейшие Шиеские болота, откуда идут сотни ручьев, питающих наши реки, – рассказывает Виктор Вишневецкий, депутат городского совета Сыктывкара, соучредитель экологической коалиции «СТОП ШИЕС». – Да ещё и назвали красиво – экотехнопарк, хотя это был банальный полигон. Я сам был на изысканиях – в том месте, где хотели поставить тело полигона, люди просто утопали в болоте. У нас забирают все наши полезные ископаемые, оставляют минимум налогов, а в ответ хотели ввезти мусор. Людей это возмутило. Плюс в 2018-м росли цены на топливо и налоги, это усилило протест и привлекло прежде аполитичных людей и тех, кто раньше был за региональную, федеральную власть».

Когда стало понятно, что увезти и выбросить где-то далеко может быть проблематично, мусор решили сжигать на месте.

Когда стало понятно, что увезти и выбросить где-то далеко может быть проблематично, мусор решили сжигать на месте

Входящая в «Ростех» компания «РТ-Инвест» в одном только Подмосковье планирует построить четыре мусоросжигательных завода (МСЗ) – в Наро-Фоминске, Ногинске, Воскресенске и Солнечногорске. В Наро-Фоминском районе ещё в 2018 году начали вырубать лес под строительство МСЗ. Activatica выяснила, что хотя к проекту привлекли швейцаро-японскую фирму, технологии будут другие, и вредных выбросов будет в будет в сотни раз больше, чем в Швейцарии. «На месте этих заводов, как в Шиесе, Химках, Ядрово, будут возникать мощные экологические группы, – уверена Чирикова. – Люди грамотные, они понимают, что последствия для здоровья живущих рядом будут катастрофические. И все знают, что можно делать с мусором – перерабатывать. А политическая воля не возникнет без воли народа».

Московской области не повезло с мусорной проблемой, соглашается с Чириковой Алексей Дуленков, депутат совета депутатов Наро-Фоминского городского округа: Москва активно развивается, руководство города, выдавая разрешения на строительство микрорайонов из огромных «человейников» на 20–25 этажей, никак не думает о мусоре, планируя решать проблему за счет других регионов. И хотя МСЗ обещали построить на окраинах области, в Наро-Фоминском округе он запланирован всего в 20 км от Наро-Фоминска, города с 80 000 жителей: «Объём отходов, который планируется сжигать на заводе, в десятки раз превышает потребности округа. Из 25 депутатов против схемы, предусматривающей строительство МСЗ, только я проголосовал против, два коммуниста воздержались. Мнение жителей никого не интересует, власти стараются не обсуждать эту тему, в приватных беседах говорят – это федеральная тема, федеральные деньги, тут ничего не можем сделать. А без доверия к власти проблему не решишь». Команда Дуленкова проводят акции протеста, в том числе на Киевском шоссе, по которому пойдут мусоровозы. Совпадение или нет, но пока строительство заморожено – официальные представители «Ростеха» говорят о сложностях с финансированием.

Сжигать отходы плохая идея, это экологически вредный процесс, это диоксины, а значит, повышение уровня онкозаболеваний поблизости, говорит Сливяк: «На проблему надо смотреть более общо – нужно менять тот стиль жизни, который сегодня существует, менять культуру. Лучший способ уменьшить число отходов – это их не производить. Речь должна идти не только о том, как избавиться, но и как сокращать их образование. И здесь очень нужна соответствующая госполитика».

Лучший способ уменьшить число отходов – это их не производить. Реформа мусорной отрасли должна быть связана с циклической экономикой, возвращением ресурсов обратно в производство

Реформа мусорной отрасли должна быть связана с циклической экономикой, возвращением ресурсов обратно в производство. И сам цикл надо замедлять, соглашается Анна Крюкова, экспертка проекта «Ноль отходов» российского отделения «Гринпис». Нужно ограничение одноразовых товаров (Минпироды работает в этом направлении) и поддержка многоразовых альтернатив – во Франции, к примеру, супермаркеты обязали на 20% перестроить полки, чтоб человек мог купить товар без упаковки в свою тару. С 2022 года на всю упаковку (российскую и импортную) должен быть введен 100% норматив: те, кто произвёл её, должен вернуть её обратно в оборот, либо заплатить экосбор, либо договориться с переработчиком. Очень важно, чтоб эти средства пошли не на мусоросжигание, а именно на развитие инфраструктуры по переработке: пока у нас перерабатывается всего 7% твёрдых коммунальных отходов.

Пока у нас перерабатывается всего 7% отходов. В 2019 г. переработку отходов приравняли к мусоросжиганию

Мусорная политика, которая сегодня проводится, не соответствует приоритетным направлениям, закреплённым в 89 ФЗ «Об отходах производства и потребления», продолжает Крюкова: это максимальное использования исходных сырья и материалов (оно же безотходное производство), предотвращение и сокращение образования отходов, снижение класса их опасности, обработка отходов и утилизация. В каждом субъекте федерации есть территориальная схема обращения с отходами, и ни в одной не заложено предотвращение их образования. Переработку же в 2019 г. приравняли к энергетической утилизации, т.е. мусоросжиганию, а ведь зола токсична, это отходы более высокого класса опасности, чем те, что свозят на полигоны.

Надо комплексно решать проблему, соглашается Дуленков с Крюковой и Сливяком, однако без доброй воли властей это малореально: «Мы издали 10 000 брошюр для пропаганды раздельного сбора, и я вижу, что люди готовы в массе своей идти на такой сбор и заботиться о природе. Но часть населения считает, что их опять обманут. Чтоб решить проблему, нужно вернуть доверие к власти, а сейчас это вряд ли возможно. Мы сотрудничаем с муниципальными властями в этом направлении, в округе есть экоцентры, которые принимают до 30 фракций раздельного сбора. Тем не менее решение проблемы будет, только когда её начнут решать представители народа, избранные на свободных выборах».

Стоит ли активистам идти в политику

Гражданская активность – это хорошо, но для решения мусорной проблемы нужна политическая воля, отмечают спикеры. Насколько важно людям, которые занимаются этой темой, самим идти в политику, работать в городских органах власти? Судя по ответам, развитие местного самоуправления – это ключ к успешной мусорной реформе.

Развитие местного самоуправления – это ключ к успешной мусорной реформе

Жители Архангельской и Коми решили заняться общественно-политической деятельностью на фоне протестов – и после закрытия проекта пытаются работать в этом же направлении, говорит Виктор Вишневецкий: кто-то рассматривает вариант на ближайших выборах идти независимым кандидатом или договаривается с партией. Все активисты Шиеса разделяют мусор, но принимается он очень плохо, так как плохо работают региональные операторы. А влиять на них можно, только входя в местную власть.

Активисты, идущие во власть и сумевшие там удержаться, – отчаянные люди, говорит Евгения Чирикова: «Не могу не напомнить ситуацию с бывшим главой Серпуховского района Александром Шестуном, который внес важную лепту в антимусорный протест в Подмосковье. Он в тюрьме по фейковому делу, периодически объявляет голодовку. Власти мстят ему за антимусорную кампанию». Можно вспомнить и судьбу экоактивиста, главы химкинского отделения партии Правое дело Константина Фетисова, который пытался остановить ввоз мусора на официально закрытый полигон Левобережный: администрация организовала на него покушение.

Депутатский статус позволяет намного эффективнее бороться за права граждан, в том числе право на чистый воздух, уверен Алексей Дуленков: он даёт прямой выход на исполнительную власть, возможность находить там сторонников, использовать депутатские запросы, которые позволяют получать необходимую информацию для будущих судов из-за МСЗ. «Если кто-то из экоактивистов баллотируется, мы помогаем, делимся опытом, как победить на выборах. Само участие в них позволяет поднять проблему на более высокий уровень даже без победы».

Дуленков напоминает, что Шестун подвергался давлению в том числе потому, что был противником ликвидации местного самоуправления первого уровня (на уровне сельских и городских поселений) в Серпуховской районе: «Это проблема: власть отделяется от населения. Наро-Фоминский округ раньше состоял из нескольких поселений, у каждого был свой глава, свой совет. Сейчас совет и глава один на весь округ 120 км в поперечнике. Всего 25 депутатов на 180 тысяч жителей». Нужно на уровне Госдумы вносить поправки в 131 ФЗ, нужно разрушать огромные муниципалитеты, где люди не влияют на собственные власти.

Нужно разрушать огромные муниципалитеты, где люди не влияют на собственные власти

Сливяк отмечает, что до недавнего времени «Экозащита» придерживалась той же позиции, что и «Гринпис»: не стоит участвовать в прямой политической борьбе, это позволяет получить большую поддержку населения. Но раньше в Госдуме были депутаты, занимавшиеся эко-темой (из того же «Яблока» или СПС – можно вспомнить эпопею с проектом захоронения ядерных отходов, где обе партии проголосовали против), было к кому прийти и обсудить, что делать. Сейчас ситуация изменилась: «Исторически мы не хотели, чтоб нас не обвиняли в стремлении к власти, большей ценностью для нас было пополнять ряды активистов. Но надо быть гибкими. Если сегодня нужнее занимать депутатские места, нужно менять принципы и политику», – говорит Сливяк.

Поделиться