Чем опасно регулирование цен на продукты

Объясняет Андрей Сизов, директор аналитического центра «СовЭкон», российского лидера в области консалтинга и исследований в сельском хозяйстве и пищевой индустрии.

В декабре Владимир Путин устроил правительству разнос из-за ускорения роста цен на продовольствие. Чиновники впали в «регуляторный раж» (цитирую премьера Мишустина) и вот уже почти три месяца не могут из него выйти, пытаясь вручную откатить цены. То, что они делают, угрожает если не развалить сельское хозяйство, то отбросить отрасль на много лет назад.

Напомню: за два с небольшим месяца введены пошлины – то есть плата за экспорт по ценам выше внутренних – на экспорт масличных, зерна, пшеницы, фиксация цен на масло (110 рублей за литр) и сахар (46 рублей за кг), с сентября вводятся экспортные пошлины на масло.

Доходы населения сокращаются седьмой год подряд, и до нынешнего дня продовольственный сектор и ритейл и так прилагали максимум усилий для сдерживания цен

Непонятно, откуда паника – инфляция действительно растёт, но не трагически: сейчас 7%, в 2014-2015 гг. 15%. Доходы населения сокращаются седьмой год подряд, и до нынешнего дня продовольственный сектор и ритейл и так прилагали максимум усилий для сдерживания цен. Теперь же чиновники беспрецедентно грубо вмешались в рынок, и вдобавок к обычным для крестьян рискам (погода, конкуренты и пр.) появился риск более серьёзный – риск государственного регулирования цен.

Первые последствия вмешательства мы уже видим: новые проекты замораживаются. Мы консультировали несколько проектов по новым зерновым терминалам – все они были на низком старте, а сейчас высока вероятность, что будут отложены надолго. Производители и переработчики уже недополучают огромные деньги: масло просто не может стоить 110 рублей за литр при оптовой цене 1100 рублей за тонну. Оно должно стоить под 200. Торговля в убыток не может продолжаться долго, и либо власти свернут свой эксперимент, либо рано или поздно мы увидим пустые полки. Так что покупатель если и выиграл, то краткосрочно (тем более что пошлины на зерно вообще никак не помогут ему сэкономить: доля цены на зерно в цене хлеба минимальна).

Торговля в убыток не может продолжаться долго, и либо власти свернут свой эксперимент, либо рано или поздно мы увидим пустые полки

Животноводы пока довольны, корма для них подешевели. Но регулятор доберётся и до них, уже есть первые звонки – разговоры об ограничении цен на яйца и курицу.

Что будет, если регулирование продолжится? Сокращение инвестиций, уход действующих игроков и, как следствие, снижение конкуренции на внутреннем рынке, что ударит в конце концов и по обычным потребителям.

Отрасль ломают об колено, а ведь аграрный сектор – один из немногих, растущих в России в последние годы. Плюс 1,5% в прошлом году при общем падении экономики на 3,1%. Пищевая промышленность в прошлом году прибавила 3,5%. С развала СССР прошло 30 лет, а власти пытаются наступить на те же грабли: установим справедливые цены, отберём, поделим и наконец заживём. Так не бывает и так не будет.

Отрасль ломают об колено, а ведь аграрный сектор – один из немногих, растущих в России в последние годы

Искусственное сдерживание цен всегда плохо кончается, см. пример Венесуэлы. Ведь высокие цены означают высокую рентабельность и высокую прибыль. Растёт производство, конкуренция, производители и переработчики получают хорошую зарплату, а покупатели в конце концов – хороший продут по конкурентоспособной цене. Цены на аграрную продукцию растут не только внутри страны, но и в мире, и этот рост дал нам возможность сделать рывок – так, рост цен на продовольствие в 2006–2008 гг. обеспечил рекордный урожай 2017-го: колхозники хорошо заработали и смогли вложиться в рост.

Если на юге и в Черноземье выращивать зерно и масличные может быть прибыльно даже при нынешних беспрецедентных (для России и мира) поборах, то Поволжью, Уралу, Сибири придется плохо. Можно предположить, что и посевные площади будут сокращаться.

Внутреннее заговаривание цен обречено, мировой рынок нельзя пересидеть.

Внутреннее заговаривание цен обречено, мировой рынок нельзя пересидеть

Дорожает не только агропродукция, но и техника, семена, средства защиты растений. Не отстают цены на топливо, аренду, электроэнергию. Рекордно растут цены на удобрения – а значит, и себестоимость выращивания зерна и масличных. При пропорциональном росте цен это нормально, но ценам расти запрещено. По нашим подсчётам, грядущая весенняя посевная кампания обойдется крестьянам на 20-50% дороже, чем прошлогодняя. И вернуть эти деньги с помощью продаж они не смогут.

Госрегулирование – одна из причин, почему западные деньги уходят из отрасли и вряд ли вернутся в среднесрочной перспективе: Россия более успешно заводит врагов, чем друзей. Если деньги и придут, то, скорее всего, из Азии (Китай, Япония, Сингапур). Но стратегические западные инвестиции – не только и не столько деньги, это иной подход, иная культура, то, что помогает сектору развиваться. Посмотрите на Украину – транснациональные компании охотно вкладываются в тамошние агропроекты, в частности в зерновые терминалы. Американские инвестиции помогли случиться бразильскому аграрному чуду. К слову, Бразилия и её АПК более адекватный пример для подражания для нас, нежели Европа: признаем честно, мы беднее европейцев. А Бразилия потому конкурентоспособная и мощная, что люди привыкли работать в рыночных условиях. И если цены вдруг начинают расти, они не бегут дергать государство за рукав.

Стратегические западные инвестиции – не только и не столько деньги, это иной подход, иная культура, то, что помогает сектору развиваться

Чиновники говорят о том, что пошлины принесут в бюджет около 40 млрд рублей, которые будут возвращены сельхозпроизводителям. Однако по нашим расчётам по факту сельхозпроизводители получат примерно один рубль из пяти, отобранных пошлинами. Общие потери в текущем зерновом году (заканчивается в июне) мы оцениваем в районе 200 млрд. Ведь по сниженной цене будут продавать не только и не столько на экспорт, но и на внутреннем рынке, на свинофермы и мельницы. А возмещать будут только пошлину (если будут).

Аграрный бюджет страны по мировым меркам не очень велик – на 2021 год это 256 млрд рублей, большая часть которых пойдёт на субсидирование кредитов. И я бы предложил агробизнесу заключить с государством договор: оно направляет весь этот бюджет на поддержку малообеспеченных слоёв населения, а взамен – никакого госрегулирования. Возвращаемся к состоянию середины 2020 года и впредь в дела сектора не вмешиваемся. Если бы государство убедило бизнес – сектор получил бы мощный стимул для развития.

Государство же вместо госрегулирования цен могло бы сфокусироваться на решении долгосрочных задач и установлении правил игры в секторе

Государство же вместо госрегулирования цен могло бы сфокусироваться на решении долгосрочных задач и установлении правил игры в секторе. Вопросов немало – экология, эпизоотия, открытие новых рынков, развитие рынка земли, развитие институтов биржевой торговли (которая должна быть важнейшим инструментом для снижения ценовых рисков для потребителей зерна и масличных).

Ведь именно долгосрочные правила игры, установленные ещё в 90-х – начале 2000-х, и минимальное вмешательство государства дали мощнейший толчок развитию сектора в последние десятилетия.

Поделиться