Правда ли западные страны проводят антироссийскую политику?

Йенс Зигерт, руководитель проекта «Общественная дипломатия. ЕС и Россия» (2016 – январь 2021 гг.), директор московского офиса Фонда им. Генриха Белля (1999 – 2015 гг.)

В первую очередь следует разобраться с понятием «антироссийская политика». Для меня оно означает глубокое принципиальное неприятие всего российского и русского.

Я, например, не поддерживаю аннексию Крыма, поддержку войны на востоке Украины, приговор Навальному и массовые задержания мирных демонстрантов. Но это меня не делает анти-русским. Я живу в Москве, моя жена – русская, я написал на немецком книгу под названием «111 причин любить Россию». Правительство и страна – это не одно и то же.

Точно так же я не считаю, что большинство лидеров европейских стран выступают за антироссийскую политику. Они в первую очередь проводят политику в интересах своих государств, как они их понимают и как их понимают избиратели. У руководства России свои интересы, которые, как мы знаем, могут отличаться и от интересов граждан России. Бывает, что интересы руководства России не совпадают с интересами руководства европейских стран. В последнее время их видения часто не сходятся.

За несколько последних лет работы со структурами Евросоюза я мало кого встретил как в Германии, так и в других европейских странах, кто не хотел бы иметь хорошие отношения с Россией.

Они скорее пребывают в некотором смущении от безысходности ситуации, потому что в сложившейся обстановке сохранять отношения становится все сложнее. На самом деле взаимная конфронтация – это головная боль, которая европейским лидерам не нужна.

Среди европейских лидеров наиболее критически по отношению к России настроены балтийские страны и Польша. У первых всё достаточно очевидно: они 40 лет жили под советской оккупацией, соседство огромной России – исторически потенциальная угроза. У руководства Польши, кстати, критическое отношение не только к России, но и к Германии – опять же в силу исторических причин, из-за неоднократных попыток поделить её территорию.

Правительства стран видят мир через исторический опыт своих стран. Это делают и в России, когда ссылаются на то, что нужно обороняться от Запада, ведь нападал Наполеон, нападали немцы. Конечно, это сидит у людей в подсознании. Но я считаю, что нужно попытаться абстрагироваться от этого и посмотреть на сегодняшние реалии. Что касается Германии, то она на протяжении довольно долгого времени разделена почти поровну на противников санкций и на тех, кто считает, что нужно поставить хотя бы символическую точку в виде санкций. Но и те, и другие за продолжения диалога. Разрыв отношений никто не хочет. Все понимают, что от этого всем хуже.

Ни у кого в Евросоюзе, по-моему, нет иллюзий по поводу того, что Россия отдаст Крым Украине или изменит ещё какое-то глобальное политическое решение из-за санкций. Это скорее публичная демонстрация позиции: «мы не поддерживаем и не признаем аннексию Крыма», «мы понимаем, что в данный момент это ничего не изменит, но в будущем это может сыграть роль». Так, например, на протяжении 40 лет западные страны не признавали законность оккупации балтийских стран Советским Союзом, а сегодня они суверенные государства.

Однако иногда консолидированная политика западных государств всё-таки влияет на действия Москвы. Например, считаю, что объединенная реакция и санкции стран ЕС и США на действия России на востоке Украины предотвратили усугубление этой войны.

Санкции – это сигнал тому, на кого они направлены: «Мы не одобряем ваши действия, если вы продолжите их, ваши решения будут иметь такую цену». У российского руководства всегда есть возможность проанализировать, готовы ли они платить эту цену или всё же немного пересмотреть свои действия. Это один из многих инструментов международной политики, они не всемогущие, но и не совсем бессильные.

Ещё одно популярное в России мнение – что якобы западные страны заинтересованы в революции в России. Боже упаси, последнее, чего они хотят, это чтобы в такой огромной стране с ядерным потенциалом была революция. Представьте себе сирийский кризис, но в масштабе России и совсем рядом с ЕС. Безумие.

Оливер Эллиот, историк, специалист по Холодной войне

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно прояснить, что мы подразумеваем под понятиями «западные страны» и «антироссийская политика». «Запад» – довольно широкое и абстрактное понятие, предполагающее куда больше единства стран-участников, чем в реальности.

В отношении России, например, западные страны сильно расходятся во мнениях. Лидеры США, Великобритании, Польши и прибалтийских стран несомненно воспринимают Россию как военную и геополитическую угрозу и традиционно настаивают на жёстких мерах в отношении России (таких, как санкции) в ответ на действия российских властей.

Другие, например Франция, Германия и Италия, неохотно соглашаются на подобные меры и в целом стремятся сохранять конструктивные деловые отношения с Россией. В последние месяцы, например, Германия продолжала поддерживать российский газопровод «Северный поток – 2», несмотря на то, что США и страны восточной Европы выступали против этого проекта.

При этом ни одно руководство западной страны не позиционирует себя как государство с «антироссийской политикой». В целом с момента окончания Холодной войны западные страны надеялись наладить сотрудничество с Россией и нормализовать её отношения с Европой.

К сожалению, с конца 2000-х российские власти стали всё чаще преследовать гражданских активистов и борцов с коррупцией, аннексировали Крым – проводили политику, которая не соответствует европейским стандартам.

Сейчас лидеры ряда европейских стран обеспокоены тем, что российские власти могут помешать демократические процессам в их странах – например, путём вмешательства в выборы.

Однако до сих пор не произошло какого-то решающего сдвига в политике по отношению к России в ответ на ее действия. Все западные страны продолжают работать с Россией. Например, в феврале новоизбранный президент США Джо Байден продлил с Москвой договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ).

Чтобы понять, почему у России и западных стран складываются такие непростые отношения, можно обратиться к истории. Размер и военная мощь России долгое время позволяли ей играть важную роль в распределении сил в Европе. После революции 1917 года коммунистическое правительство представляло идеологическую угрозу капиталистическому Западу. Когда Советский Союз устанавливал коммунистические правительства на территории восточной Европы после Второй мировой войны, многие западные страны стали воспринимать её как агрессивную экспансионистскую державу. И хотя Холодная война закончилась мирным путём, это негативное восприятие России во многих странах сохранилось. Давние культурные различия, в первую очередь различия в религии и в ряде социальных вопросов, таких как гомосексуализм, помогли сохраниться мнению, согласно которому Россия в корне отличается от Запада.

Существует немало страха и недоверия по отношению к России – и политические лидеры иногда считают выгодным прибегать к русофобской риторике. И хотя в России могут слышать эту риторику и считать Запад и лидеров западных стран «антироссийскими», важно помнить о том, что на протяжении долгого времени Россия многими воспринималась на Западе как передовая прогрессивная страна. Можно представить, что при благоприятных обстоятельствах такое восприятие России однажды может вернуться.

Поделиться