Способна ли налоговая система в России выполнять распределяющую функцию?

Согласно докладу Global Wealth Report 2019, 1% населения России контролирует почти 60% всего богатства страны. Специалистка в области фискальной политики Наталья Пушкарёва рассказывает о том, какие меры налогообложения способны сократить разрыв между самыми богатыми и бедными россиянами.

10% самых обеспеченных граждан распоряжаются 83% личного благосостояния России, при этом 3% богатейших россиян контролируют 92% всех срочных вкладов и 89% финансовых активов, по данным НИУ ВШЭ и Внешэкономбанка.

В то же время более 20 миллионов россиян, то есть 14% населения страны, живёт за чертой бедности, что значит, что их ежемесячный доход составляет менее прожиточного минимума в 11,000 рублей. У почти половины (49,4%) российских семей денег хватает только на еду и одежду. Только за 2019 год число бедных россиян увеличилось на 500 тысяч человек. И это лишь официальные данные Росстата.

Но вот что любопытно: за тот же период, с 2018 по 2019 год, в России в полтора раза увеличилось как количество долларовых миллионеров (со 172 до 246 тысяч), так и долларовых миллиардеров (с 74 до 110), по данным Global Wealth Report 2019. Их состояние в абсолютных цифрах при этом также возросло. Проблема экономического неравенства касается не только России, хотя здесь наши «успехи» впечатляют – у США и Европы показатели скромнее. Немного инфографики из Global Wealth Databook 2019 для иллюстрации ситуации:

Если не из ежедневного бытового опыта, то из статистики очевидно, что разрыв между бедными и богатыми увеличивается и в России, и в остальном мире, однако в России проблема стоит особенно остро. Такая концентрация богатства является проблемой по многим причинам. Так, согласно исследованиям Всемирного Банка, для того, чтобы победить бедность, одного экономического роста недостаточно: также требуется активное перераспределение доходов и уменьшение экономического неравенства. К слову, этой цели – победы над бедностью – можно было бы добиться прямо сегодня, потратив на неё лишь часть состояния сверхбогатых.

Очевидно, самостоятельно рынок с задачей более равномерного распределения доходов не справляется.

Что интересно, большая часть сверхбогатства, по крайней мере в России, получена не рыночным путём, а впоследствии эксплуатации природных ресурсов и/или монополии.

Например, с эксплуатацией природных ресурсов связаны 10 богатейших людей России по версии Forbes и в целом порядка трети списка top-200.

Внимательный читатель может задаться вопросом: как возможен стабильный рост благосостояния богатых и экономического неравенства, если экономика давно стагнирует? Дело в том, что богатые и не очень люди получают доходы по-разному. Если у абсолютного большинства россиян единственный источник дохода – трудовая деятельность, то у наиболее обеспеченной части общества доход в основном имеет пассивный характер, то есть получен он не в результате вклада в рост экономики, а в результате владения экономическими активами, например, ценными бумагами или недвижимостью. Порядок налогообложения таких доходов тоже различается. Большинство правительств (и мирового уровня экономистов) считает, что самое эффективное средство для перераспределения доходов – налогообложение, целью которого, в общем-то, является не только пополнение государственной казны, но и корректировка таких вот нездоровых неравенств. Среди налоговых инструментов, которые для этого используются, – прогрессивная шкала подоходного налога (когда ставка подоходного налога растет вместе с заработком налогоплательщика) и налогообложение трудовых и нетрудовых доходов на схожих условиях.

Российская – в целом довольно эффективная – система налогообложения про свою перераспределяющую функцию, увы, будто позабыла.

В то время как абсолютное большинство стран используют прогрессивную шкалу налогообложения, в России вопрос о необходимости ее введения лишь время от времени поднимается налоговыми специалистами. Однако, серьёзно он действующим правительством не рассматривается: в кулуарах обсуждают жёсткую позицию действующей власти против введения прогрессивного налогообложения дохода в обозримом будущем и сильное давление банковского лобби.

В действительности система налогообложения, действующая в России, во многом непропорционально выгодна именно наиболее состоятельным слоям населения: оставляя за ними право на многие налоговые льготы (например, связанные с наличием детей, право на которые не зависит от дохода налогоплательщика), действующая система зачастую облагает налогом специфические виды доходов, получаемые состоятельными людьми, на гораздо более льготных условиях, чем трудовые доходы, получаемые большинством. Например, до недавнего времени российский налоговый кодекс фактически освобождал от налогообложения доход по вкладам – доход по вкладам облагался подоходным налогом, если процентная ставка по рублевому вкладу превышала ставку рефинансирования Центрального банка на 5 процентных пунктов, или если процентная ставка валютного вклада превышает 9% годовых, а таких ставок в России не было. Это являлось беспрецедентной практикой, явно выгодной наиболее обеспеченным россиянам, в структуре доходов которых доход по вкладам играет важную роль. 25 марта 2020 года президент Владимир Путин предложил ввести новый налог в 13% на доход от больших – более миллиона рублей в сумме – банковских вкладов граждан. По его словам, такое решение должно восстановить социальную справедливость: до сих пор подоходным налогом облагались, например, зарплаты, но (в большинстве случаев) не проценты, полученные богатыми с их вкладов. Сама по себе идея хорошая, однако с учётом пандемии введение этого налога можно было бы и откложить – в приоритете сейчас должно быть спасение человеческих жизней, а не оздоровление финансовой системы.

Ещё один знаковый элемент налогообложения богатства – налог на наследство. В России такой налог, являющийся обычной практикой в развитых странах, отсутствует, а уплате подлежит лишь скромная государственная пошлина, составляющая 0.3% оценочной стоимости наследуемого имущества (но не более 100,000 рублей) для наследников первой очереди и 0.6% этой стоимости и не более 1 миллиона рублей для наследников второй очереди (п.22 ч.1 статьи 333.24 НК РФ). При этом закон предусматривает ряд освобождений от уплаты пошлины, например, для лиц, проживавших в одном доме с завещателем (ст.333.38 НК РФ). Согласно ст. 333.38 НК РФ и письму Минфина № 03-05-06-03/87 от 28.07.2010г. при наследовании средств, размещенных на банковских депозитах, госпошлина не оплачивается вовсе. Для сравнения, в Великобритании ставка налога на наследство составляет 40%.

Противники прогрессивной шкалы налогообложения зачастую приводят аргумент, в соответствии с которым такая шкала дестимулирует экономическую активность: если государство заберёт значительную часть дополнительного дохода, то зачем, в общем-то, и стараться. Однако представляется, что в отсутствии независимого суда и эффективных механизмов защиты права собственности прогрессивная шкала подоходного налога не станет основным препятствием для экономической деятельности в России.

На фоне развитых экономик российская ставка подоходного налога уже выглядит крайне привлекательно, а в совокупности с особо льготными условиями для особо обеспеченных налогоплательщиков создаёт впечатление отчаянной меры по удержанию в стране хоть какого-то капитала.

Хочется верить, что в будущем Россия выберет более устойчивый путь, и сможет позволить себе конкурировать с ведущими экономиками мира не только в пространстве налоговых ставок, но и в отношении создания более комфортных условий ведения бизнеса.

Хочется видеть Россию не фактическим оффшором, который занижением налоговых ставок пытается отчаянно окупить низкое качество институтов, отсутствие верховенства права и высокие политические риски, а государством, которое конкурентоспособно, потому что в нём действительно есть нормальные условия для ведения бизнеса и уважительное отношение к человеку. Государством, в котором ты ложишься спать, зная, что твой бизнес завтра не отберут рейдеры, на тебя не нашлют проверки инспекций, призванные вытравить тебя с рынка, и где во времена пандемии государство не переложит на тебя 100% финансовых обязательств перед работниками.

Я не буду пытаться проанализировать структуру российского общества и его правящей элиты в рамках этого текста: уверена, политологи и социологи справятся с этой задачей гораздо лучше. Однако для того, чтобы понять проблематичность существующего распределения доходов обладать специальными знаниями вовсе не обязательно. Разрыв между богатыми и бедными в России является одним из самых заметных в мире, и действующая налоговая система не помогает справиться с этой проблемой, а лишь усиливает её. Безусловно, существующий в России порядок налогообложения доходов не нарушает каких-либо правил, законов или международных конвенций. Это действительно вопрос свободной воли и, если позволите, самоидентификации. Это наш выбор. Выбор наших ценностей и того, какой страной, каким обществом мы хотим быть. Очень хотелось бы верить, что цивилизованным и гуманным.

Автор – Наталья Пушкарёва, научная сотрудница Института налогового права и государственных финансов им. Макса Планка.

Поделиться