Урбанистика

Урбанистика, или городские исследования (urban studies), — собирательный термин. Он объединяет разные аспекты развития и организации жизни в городах: транспортное планирование и экологию, социологию и историю города, географию и экономику, зонирование и градостроительство и т.д. С одной стороны, урбанистика связана с дизайном и архитектурой, а с другой —опирается на городскую антропологию, то есть изучение жителей и локальных сообществ.

В России городские исследования развиваются с двух флангов: в институтах — например, институте Генплана, — и как низовая инициатива, которая объединяет недовольных горожан и активистские объединения. Появлению последних во многом способствовало то, что государственные организации, которые отвечали за обустройство городской жизни, были и остаются замкнутыми и на них сложно влиять.

Низовые инициативы оказались особенно важным фактором развития урбанистики в 2000-е, когда благодаря интернету людям стало значительно проще объединяться и получать информацию. К этому времени относится появление крупных активистских проектов («Архнадзор», «Велоночь» и др.), запуск городских медиа (The Village, «Афиша», «Большой город», «Собака.ru») и блогов (Илья Варламов, Михаил Кац, Аркадий Гершман и др. в «Живом журнале»). Их деятельность органично дополняла академические работы — например, исследования Вячеслава Глазычева и Олега Панченкова.

Подготовила Ася Зольникова архитектурный журналист, постоянный автор «Медузы», искусствовед и автор телеграм-канала «Домики».

Немного истории

Россия — страна с высоким уровнем урбанизации: почти 75%. С 1917 по 1990-е городское население увеличилось на 57% (в начале столетия люди жили преимущественно в деревнях), а городская среда претерпела многоступенчатую эволюцию. До 1917 года подходы к её развитию практически не отличались от европейских. После революции и упразднения институтов над городами продолжают работать архитекторы и инженеры, получившие образование в царское время, но частного заказчика полностью замещает государство.

В новых реалиях требуются проекты, которые способны преобразовать не только города молодого советского государства, но и самого человека, а также визуально и концептуально обозначить дистанцию с эпохой царизма. Так начинается эпоха авангарда, внедрившая принципиально новый тип архитектуры и градостроения. Однако эксперименты авангардистов продолжались недолго — при Иосифе Сталине их сворачивают в течение первой пятилетки.

В 1931 году упразднена профессия «городской инженер», представители которой занимались планированием и развитием городов. В 1932-м обозначился консервативный поворот; в 1934 году после пленума ЦК ВКП(б) осудили развитие градостроительства по международным образцам, а СССР и Германия вышли из Международного совета городов в Гааге.

После войны и постановления «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» 1955 года подходы к развитию городов упростились: финальные решения принимают не архитекторы, а строители, а главной целью становится удешевление и стандартизация, которые позволят быстро восстановить страну и обеспечить людей жильём. В те годы выработаны типовые проекты жилых зданий, и до сих пор панельные дома 1971–1995 годов — это самый популярный тип жилой застройки в стране. В таких живут 34% россиян, а ещё 14% — в хрущёвках, которые строились с конца 1950-х до 1970 года.

Были и альтернативные подходы. Их представляла, к примеру, Сенежская студия —  учебно-экспериментальная студия Союза художников под руководством архитектора и художника Евгения Розенблюма; именно там родились такие понятия, как «среда», «городской дизайн», «сценарный план» и многие другие, ставшие модными в лексиконе современной урбанистики.

Был и круг социологов города, последователей идей теоретической географии Бориса Родомана. Александр Высоковский, которого позже назовут одним из корифеев отечественной урбанистики, выработал средовые и правовые подходы к обустройству городов. Александр Гутнов проводил системные исследования города в сотрудничестве с Алексеем Глазычевым — ещё одним классиком урбанистики в России.

После 1991 года архитекторы и урбанисты вновь начинают обслуживать частного заказчика. Формируются современные законодательные документы, которые влияют на застройку городов, городской активизм и новые представления о комфортной среде. Настоящий бум урбанистики начинается в 2010-е: его проявлениями стали создание Высшей школы урбанистики в НИУ ВШЭ; под эгидой школы выходит научный журнал «Городские исследования и практики»; открывается институт «Стрелка» и Центр городских исследований бизнес-школы «Сколково»; появляется феномен парка Горького, онлайн-журнал «Урбан-Урбан»; на русский язык впервые переводят многие значимые работы по урбанистике — они издаются главным образом в издательстве Strelka Press и в серии Studia Urbanica издательства «Новое литературное обозрение» («НЛО»). Одновременно урбанистика всё больше сращивается с конъюнктурой, происходит переход от равного союза между независимыми экспертами, институциями, блогерами и властью к выполнению госзаказов. Активисты нередко становятся советниками губернаторов и мэров, а политики используют урбанистические проекты как инструмент политического пиара. Часть активистских проектов государство присвоило себе — именно так случилось с московским велопарадом. И всё чаще под урбанистикой понимается всё, что относится к городской среде, строительству и благоустройству, а не к городскому активизму и быстрым изменениям, продвигаемым снизу.

История урбанистики в России: основные вехи

14 июня 1992 года

Принят закон «Об основах градостроительства в Российской Федерации»

Документ впервые за многие десятилетия регламентировал градостроительную деятельность в России. Прежде в таком законе не было необходимости — земля была изъята из гражданского оборота. Как отмечает профессор Высшей школы урбанистики Эдуард Трутнев, с правовой точки зрения градостроительство «было ничем иным, как отношениями между публичными юридическими лицами. А поскольку такие отношения не требовали вмешательства закона, уровень правового регулирования не поднимался выше ведомственных нормативных актов административного характера».

Закон заложил основы подходов к планированию и развитию территорий, определил баланс частных и общественных интересов, экологической безопасности и сохранения историко-культурного наследия, а это, в свою очередь, стало отправной точкой для составления современных генпланов городов. Однако, обращает внимание Трутнев, в законе отсутствовало чёткое указание области и предмета его регулирования и он не утверждал правовых принципов в условиях рынка недвижимости. Индифферентность к рыночным преобразованиям отодвинула закон от реальных процессов и сделало его в значительной степени второстепенным, декларативным и малоэффективным. 

В реальности градорегулирование проходило за счёт других федеральных законов вне сферы градостроительного законодательства: прежде всего речь о Земельном кодексе РСФСР (утв. ВС РСФСР 25 апреля 1991 г. № 1103 1) и Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 154-ФЗ от 28 августа 1995 г. Документ действовал до принятия Градостроительного кодекса Российской Федерации от 7 мая 1998 г. № 73-ФЗ.

25 июня 2002 года

Опора градозащитников — современный закон о культурном наследии

Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» N 73-ФЗ регламентирует современный подход к памятникам; прежний подобный закон существовал с 1970-х годов. Документ актуализировал правила охраны и использования культурных ценностей, обозначил права и обязанности их владельцев, ввел государственный контроль за памятниками. Он говорит о важности культурного образования и предусматривает ответственность за нарушения, в том числе уголовное наказание за самовольный снос памятников.

Закон стал опорой для современных градозащитных организаций — на момент принятия документа они только начали развиваться.

https://reforum.io/contents/uploads/2024/07/dmitry-grachyov-hemtueturtg-unsplash-768x512.jpg

2000-е

Развитие городского активизма

В сетевых ресурсах, главным образом в «Живом журнале», формируется современная градозащита и различные краеведческие проекты. Появляется сам термин «градозащитник» (раньше их называли «охранниками», «экологами культуры» и т.д.). Слово возникло во время акций против строительства небоскреба «Охта-Центр» компании «Газпром» в черте исторического Петербурга.

На рубеже 2003-2004 годов учреждён историко-культурологический проект о старой Москве «Москва, которой нет», Московское общество охраны архитектурного наследия и другие организации, которые в 2009-м коллективно учредят «Архнадзор». Только появившись, он начал серьёзно влиять на городскую повестку; например, организация участвовала в написании действующей редакции Закона о наследии 2015 года, причём корпус поправок превышал объём самого документа.

В Петербурге примерно в те же годы возник «Живой город» (хотя центром петербургской градозащиты и остаётся городское Общество охраны памятников). В нескольких больших и малых городах в 2010-е годы возникли градозащитные организации по типу «Архнадзора» и возобновились активные отделения ВООПИиК. Тогда же, в 2010-е, появились десятки инициатив прямого действия, которые позволили привлекать волонтёров и средства к восстановлению и поддержанию памятников — это реставраторские проекты «Том Сойер Фест», «Вспомнить все», «Двери с помоек», «Надо сохранить», «Белая башня» и многие другие.

29 декабря 2004 года

Новый Градостроительный кодекс: меньше бюрократии, выше роль застройщиков

Кодекс — ключевой документ, регламентирующий планирование и застройку территорий в России. Он установил единые правила для разработки и утверждения градостроительных планов, зонирования территорий и контроля за строительной деятельностью, что обеспечило системность и прозрачность в этой сфере.

Процедура планирования стала проще, бюрократические барьеры снизились; процесс согласования проектов стал проще, как и взаимодействия между различными уровнями власти и застройщиками. Благодаря документу вновь появился заказ на градостроительные работы, а значит, и спрос на градостроителей, многие из которых в 1990-2000-е вынуждены были уйти из профессии.

Правда, кодекс предполагает усиление роли крупных застройщиков и девелоперов в ущерб интересам местных сообществ и малого бизнеса. В ряде случаев приоритет стал отдаваться коммерчески выгодным проектам, а не социально значимым и экологически обоснованным инициативам.

2010 год

Мастер-план Перми: людей привлекают к развитию города

До 2008 года в России разрабатывали только генпланы городов — директивные документы, которые служат базой для разработки документации по планировке. С помощью них можно узнать, что, где и в каком объёме построят за определённый период. Генпланы носят узкопрофессиональный характер, их сложно воспринимать рядовым жителям. Мастер-план отличается отличается меньшей детализацией и позволяет выбрать лишь общее направление развития, а также отвечает на вопросы, по каким принципам будет развиваться территория и как она изменится.

Мастер-план Перми стал первым подобным документом в стране. Его создавали с 2008 года по инициативе губернатора Пермского края Олега Чиркунова во время пермской культурной революции, чтобы вовлечь людей в развитие города и предложить не фиксацию территориальных зон, а более гибкий документ, который формирует ценности сообщества. Над мастер-планом работали МАУ «Бюро городских проектов» под руководством Андрея Головина и голландское бюро KCAP Architects & Planners. Они активно привлекали к созданию горожан и сторонних экспертов.

Проект предлагал нестандартные для России подходы к развитию города: например, Пермь должна была отказаться от расширения границ и развивать уже существующие территории, используя их нерастраченный потенциал. На основе мастер-плана в том же 2010-м создали генплан Перми. Документ так и не был реализован, но оказал огромное влияние на изменение подхода к развитию территорий и работы с местными жителями. Затем мастер-планы стали общим местом среди госзаказчиков — они оказались применимы для неолиберальных, а потом авторитарных нужд.

В рамках федеральных проектов, которые финансируются из средств финансового института развития в жилищной сфере России «ДОМ.РФ», заказывают мастер-планы агломераций. Но когда инициатива подобных проектов идёт не от города, а от государства, мастер-планы становятся выгодны в первую очередь заказчику, а не горожанам.

25 мая 2010 года

Открытие «Стрелки»: удар по лужковской монополии

Некоммерческий образовательный институт «Стрелка» — важный актор в изменении ландшафта российских городов. Он был открыт по инициативе бизнесмена Александра Мамута, основателя бренда Yota Сергея Адоньева, основателей архитектурного бюро Wowhaus Дмитрия Ликина и Олега Шапиро, а также основателя журнала «Афиша» Ильи Осколкова-Ценципера. Они стремились лишить лужковские власти монополии на градостроительство и сделать процесс принятия решений в городе более прозрачным и с большим числом новых игроков.

«Стрелка» предлагала бесплатное постдипломное образование в области архитектуры, дизайна, урбанистики и медиа. Программу первого года разрабатывал всемирно известный архитектор и профессор Гарварда Рем Колхас. Помимо образовательных программ, «Стрелка» должна была заниматься вопросами городского развития в широком смысле — приглашать западных экспертов и стать первой площадкой для дискуссий с участием власти, архитекторов и горожан, катализатором городской политики.

Институт выполнял и разовые консалтинговые проекты — например, участвовал в проекте обновления парка Горького. В 2013 году появилось коммерческое крыло — КБ «Стрелка». В 2015-м оно выиграло тендер на 922 млн рублей на разработку стандартов благоустройства улиц Москвы по программе «Моя улица», а затем заключило контракт с АИЖК на 3,8 млрд рублей по благоустройству более 235 общественных пространств в 40 городах России. В 2020 году институт запустил программу для мэров ста крупнейших городов России, разработанную в соответствии с международным стандартом Master of Public Administration. Тогда же ВЭБ.РФ купил долю КБ и начал диктовать свои условия.

Через два дня после начала полномасштабного вторжения России в Украину, 26 февраля 2022 года институт объявил, что прекращает работу на неопределённый срок. Государство стало фактически главным и единственным заказчиком КБ.

https://reforum.io/contents/uploads/2024/07/signal-2024-06-27-182510_002-768x512.jpeg

2015-е

Благоустройство — инструмент политического пиара

К середине 2010-х чиновники поняли, что быстрые и недорогие изменения нравятся горожанам, и сделали урбанистику своим инструментом. На эту сферу активно выделяют деньги, появляются государственные программы по благоустройству городских территорий. Кульминацией становится Всероссийский конкурс лучших проектов создания комфортной городской среды — с 2018 года он проходит по поручению Путина.

В конкурсе участвуют города с населением до 200 000 человек, исторические поселения федерального и регионального значения. Среди дальневосточных населённых пунктов — малые города (до 250 тысяч жителей), городские и сельские поселения, не имеющие статуса города и с численностью населения от 5 тысяч человек. По итогам семи конкурсов выбрано 800 проектов-победителей. Из госбюджета на их реализацию выделили почти 55 миллиардов рублей.

30 декабря 2020 года

Начало всероссийской реновации

Федеральный закон «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях обеспечения комплексного развития территорий», неофициально названный законом «о комплексном развитии территорий» или «всероссийской реновацией», был направлен на избавление от ветхого и аварийного жилья и облегчал процедуру изъятия жилья у собственников. Отдельный закон о реновации приняли в Москве за 3 года до того. Федеральный документ повлёк за собой так называемую программу реновации и ожесточенные споры, а также многочисленные пикеты и митинги.

Эксперты указывают на множество слабых мест закона. Собственники жилья могут проголосовать за включение дома в программу (необходимо 2/3 голосов) или исключить свой дом из программы (за это должны проголосовать больше 1/3), однако процесс будет тянуться месяцами, из-за чего характеристики проекта могут измениться уже после торгов и составления бизнес-плана. А это неизбежно наложит отпечаток на экономику проекта и его архитектурные решения.

Кроме того, под реновацию автоматически попадали многие объекты, представляющие архитектурную ценность: в одной только Москве, где региональный закон о реновации был принят тремя годами ранее, в 2017 году в списке домов под снос было 270 исторических зданий. Урбанисты обращают внимание на грубое перекраивание городской ткани и городских сообществ, а также на увеличение высотности в домах, которые придут на смену снесённым зданиям; эти процессы называют «бомбой замедленного действия», поскольку они неизбежно увеличивают риск социальной сегрегации и нагрузку на все городские инфраструктуры.

Фото Varlamov.ru

https://reforum.io/contents/uploads/2024/07/signal-2024-06-27-182510_003-768x512.jpeg

2020-…

Кооптация и имитация

К началу 2020-х государство практически подмяло под себя урбанистику и задавило муниципальные движения. Многие яркие активисты уехали или перестали заниматься урбанистикой. Соучаствующее проектирование, которое пытались внедрять при проработке больших проектов в начале 2010-х, тоже практически сошло на нет. Мастер-планы свелись к набору единичных быстрых проектов. Долгосрочные перспективы через эти документы увидеть сложно: урбанистам всё труднее закладывать проекты на большие сроки и последовательно улучшать среду. Благоустройство при этом продолжает оставаться инструментом, удобным властям.

Начало полномасштабной войны России с Украиной ещё сильнее осложнило работу с городской средой. Прервались сотрудничества с зарубежными бюро и институциями, стало меньше выбора в подборе строительных материалов. Из больших образовательных институций, например Высшей школы урбанистики, ушли многие сотрудники и преподаватели, несогласные с патриотической политикой ВШЭ. При этом темпы строительства жилья и инфраструктурных проектов не снижаются, а интерес государства к этой сфере только возрос. 29 февраля 2024 года Владимир Путин лично предложил создать 200 мастер-планов для городов РФ.

[bold_timeline_item_button title=»Expand» style=»» shape=»» color=»» size=»inline» url=»#» el_class=»bold_timeline_group_button»]

Список источников