Органы госбезопасности

Реформа органов госбезопасности, проведённая незадолго до распада Советского союза, по замыслу её автора Вадима Бакатина была призвана поставить «органы» под контроль общества, лишить их возможности преследовать собственные интересы в ущерб общественным. Спустя тридцать лет система госбезопасности практически воссоздала советскую парадигму, вернув себе функции следствия, политический сыск и полностью уйдя из-под общественного контроля.

Как создавалась система госбезопасности

20 декабря 1917 г.

Сформирована Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК)

Она должна была вести предварительное расследование преступлений против революции и передавать дела в трибуналы. Затем чекисты получили право на внесудебные действия. В постановлении ЦК РКП(б) 1919 г. говорилось, что «ЧК созданы, существуют и работают лишь как прямые органы партии под её директивами и её контролем».

Историк Павел Аптекарь констатирует, что постепенно сфера деятельности спецслужб расширялась: в апреле 1930 г. в составе ОГПУ было создано управление лагерей (ГУЛАГ), ему передали и руководство милицией.

Июль 1934 г.

ОГПУ преобразована в наркомат внутренних дел (НКВД)

НКВД подчинялись архивы и загсы. В феврале 1941 г. НКВД разделили на два наркомата – НКВД и наркомат госбезопасности, которому передали внешнюю разведку, контрразведку и охрану высших чинов. В НКВД остались внутренние, пограничные и конвойные войска, лагеря и милиция. Организационные преобразования продолжались и в годы Великой отечественной: в июле 1941 г. два наркомата объединили, в апреле 1943 г. снова разделили.

Полномочия органов безопасности существенно сократились после смерти Сталина и казни Берии в 1953 г. В 1954 г. МГБ заменил КГБ при Совете министров СССР. В действительности органы безопасности подчинялись политбюро, но из их подчинения вывели внутренние войска, органы исполнения наказаний, госархивы и загсы.

8 февраля 1954 г.

КГБ выделен из МВД

МВД «…не в состоянии обеспечить должного уровня агентурно-оперативной работы в свете задач, поставленных перед советской разведкой Центральным комитетом КПСС и Советским правительством», отметил в записке министр внутренних дел СССР С. Н. Круглов. Он предложил ЦК выделить оперативно-чекистские управления и отделы (16 из 40 структурных подразделений министерства) и на их базе образовать Комитет по делам государственной безопасности при Совете министров СССР.

Задачи и обязанности КГБ при СМ СССР и его местных органов были сформулированы следующим образом:

а) разведывательная работа в капиталистических странах;
б) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведывательных органов, зарубежных антисоветских центров и с их агентурой внутри страны;
в) борьба с вражеской деятельностью антисоветских и националистических элементов внутри СССР;
г) контрразведывательная работа в Советской Армии, военно-морском флоте, ГВФ, в пограничных войсках и войсках МВД с целью предупреждения проникновения в их ряды агентуры иностранных разведок и иных вражеских элементов;
д) контрразведывательная работа на специальных объектах, особо важных объектах промышленности и на транспорте;
е) охрана государственных границ Союза ССР;
ж) охрана руководителей Партии и Правительства;
з) организация и обеспечение Правительственной связи;
и) организация радиоконтрразведывательной работы и учет необходимых данных действующих на территории страны ведомственных радиостанций;
к) разработка мобилизационных планов по развертыванию органов госбезопасности и войсковых частей Комитета и выполнение других поручений ЦК КПСС и Правительства Союза ССР.

Юрист Александр Верещагин замечает: «Миф о том, будто в годы Большого террора органы безопасности встали над партией, придуман Никитой Хрущёвым, чтобы обелить компартию, изобразить ее жертвой. На самом же деле большевистская партия, олицетворяемая Сталиным и узким кругом приближенных к нему “младших вождей” инициировала и строго контролировала процесс репрессий. Она была неотделима от своих “органов”. Ленин говорил, что “хороший коммунист в то же время есть и хороший чекист”».

Вопреки риторике, посадки противников режима продолжились.Только в 1961 и 1962 гг. «за антисоветскую агитацию и пропаганду» было осуждено 207 и 323 человека соответственно.

17 июля 1967 г.

Для борьбы с диссидентами создано Пятое управление КГБ

В записке, поданной в ЦК КПСС 3 июля 1967 г., Юрий Андропов заметил, что «линия борьбы с идеологической диверсией» ослаблена, и предложил создать в КГБ в центре и на местах самостоятельные управления (отделы), возложив на них задачи «организации контрразведывательной работы по борьбе с акциями идеологической диверсии на территории страны». Политбюро ЦК одобрило предложение. В конце 80-х годов Пятое управление было переименовано в Управление по защите конституционного строя. Сотрудники работали во всех мыслимых учреждениях, организациях и движениях: молодежных, религиозных, национальных, общественно-политических.

[bold_timeline_item_button title=»Expand» style=»» shape=»» color=»» size=»inline» url=»#» el_class=»bold_timeline_group_button»]

Август 1991 г.
Вадим Бакатин начинает реформу КГБ

Структура КГБ на момент начала реформ

К моменту распада СССР в центральном аппарате КГБ насчитывалось около 30 главных управлений, управлений и самостоятельных отделов.

Первое главное управление (ПГУ) – разведка – традиционно считалась элитой КГБ. Главным её консультантом и заказчиком неизменно выступал Международный отдел ЦК КПСС. Разведка страдала от принадлежности к системе политического сыска и оставалась частью репрессивного механизма. Деятельность ПГУ отличалась глобальным и тотальным характером. Резидентуры активно действовали и вербовали агентов во всех уголках земного шара.

В соответствии с партийным заказом ПГУ вынуждено было заниматься не столько сбором значимой развединформации, сколько обеспечением пропагандистских установок ЦК КПСС, регулярно сообщала в центр реакцию в разных странах на очередное выступление советского руководителя или о склоках в карликовой компартии какой-нибудь африканской страны. Непропорционально раздутые штаты посольских резидентур никак не корреспондировались с реальными результатами работы.

Второе главное управление (ВГУ) отвечало за контрразведку.

Вопросами безопасности и контрразведывательного обеспечения транспорта занималось Четвёртое управление. Проблемы экономической безопасности входили в компетенцию Шестого управления КГБ, которое видело главную угрозу в нарождающихся структурах свободного предпринимательства.

Борьбой с инакомыслием занималось Управление «3» по защите конституционного строя. Его сотрудники проводили оперативно-технические мероприятия в отношении целого ряда государственных и общественных деятелей. В частности, велось наружное наблюдение за народными депутатами СССР Борисом Ельциным, Тельманом Гдляном, практически за всеми лидерами Межрегиональной депутатской группы. Их телефоны, а также телефоны их близких и знакомых прослушивались. Слушали даже парикмахершу Раисы Горбачевой и тренера Ельцина по теннису.

Наружное наблюдение обеспечивало Седьмое управление. Туда входила и группа «Альфа», чьи офицеры в декабре 1979 года штурмом овладели дворцом Амина в Кабуле, участвовали во многих операциях по освобождению заложников из угнанных самолетов, были в январе в Вильнюсе, а в августе 1991 года отказались захватывать Белый дом в Москве.

Служба охраны, больше известная как «девятка», осуществляла охрану высших должностных лиц страны, важнейших правительственных и партийных объектов, включая Кремль и ЦК КПСС, и обеспечивала их чем пожелают. На её балансе находились десятки дач и других мест отдыха и времяпрепровождения партийной и правительственной элиты.

На главное управление пограничных войск приходилось около половины бюджета и штатной численности сотрудников КГБ.

Ряд управлений КГБ, головное из них – Управление правительственной связи, занимались обеспечением руководства страны специальной шифрованной связью, разрабатывали системы шифров и кодов, осуществляли радиоперехват и электронную разведку. Они являли собой аналог Агентства национальной безопасности, мощнейшей разведывательной структуры США. Будучи составной частью КГБ, УПС могло по приказу его председателя, как показал путч, не только налаживать, но и отключать связь.

В центральном аппарате КГБ существовали также Инспекторское управление, занимавшееся в основном контролем за деятельностью комитетов республик и областных управлений КГБ (Центральный аппарат был для него недосягаем); Следственный отдел, где на каждого следователя в среднем приходилось около 0,5 дела в год, тогда как в МВД – более 60-ти; 10-й Отдел, ведавший следственным изолятором и архивами – уникальным собранием документов, куда фактически не ступала нога исследователей и журналистов; Центр общественных связей, работавший над улучшением общественного мнения о КГБ; мощные Военно-медицинское и Военно-строительное управления, обслуживавшие все республики; Хозяйственное и Финансово-плановое управления; Управление кадров; Мобилизационный отдел; высшие учебные заведения – Высшая школа КГБ и Краснознаменный институт им. Ю. В. Андропова. На правах Управления центрального аппарата действовало УКГБ по г. Москве и Московской области.

Помимо этого, около 90 000 человек работало в республиканских комитетах и на местах в режиме жесткого, абсолютного подчинения центру. В мае 1991 года было принято решение о создании КГБ России, которая единственная из всех республик не имела своего Комитета госбезопасности.

Персона

Вадим Бакатин

автор реформы КГБ

«Организация, которую мне предстояло возглавить, чтобы разрушить, имела не только стойкую и заслуженную репутацию беспощадного карающего меча компартии, но и сама могла разрушить кого и что угодно. КГБ и его предшественники в лице ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, НКГБ, МГБ составляли основу тоталитарного режима, без которой этот режим просто не мог существовать. Конечно, КГБ времён перестройки хотелось выглядеть более респектабельным, но длинный и тайный шлейф злодеяний и беззаконий мешал этому. До сих пор это было государство в государстве – хотя всё более и более терявшее своё главное оружие, с помощью которого оно пыталось заставить людей верить в то, во что они не верили».

Родился 6 ноября 1937 г. в городе Киселёвске Новосибирской области (с 1943 года — Кемеровской области).

До 1973 г. работал в строительной отрасли, затем перешёл на партийную работу и в 1983 г. стал секретарём Кемеровского обкома КПСС. Затем стал членом ЦК, а в 1986-м – депутатом Верховного Совета.

20 октября 1988 г. назначен министром внутренних дел СССР, 23 марта 1990-го –  членом Президентского совета СССР. На пост министра Бакатина пригласил генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв со словами: «Мне не нужны министры-милиционеры. Мне нужны политики».

1 декабря 1990 г. был освобождён от должности министра внутренних дел, в частности, из-за отказа применять силу в Прибалтике, где усиливались сепаратистские настроения. Другой причиной отставки стало недовольство Горбачёва. Перед ноябрьскими праздниками 1990 года Горбачёв потребовал от Бакатина пресечь проведение альтернативной демонстрации демократических сил на Красной площади Москвы. После отказа Бакатина Горбачёв заявил ему: «Ты трус!».

Тем не менее Бакатин остался в команде Горбачёва.

В июне 1991 г. баллотировался на пост президента РСФСР.

Активно выступал против ГКЧП и 21 августа вместе с вице-президентом РСФСР Александром Руцким, председателем Совета министров РСФСР Иваном Силаевым, заместителем министра внутренних дел РСФСР Андреем Дунаевым, Евгением Примаковым и другими участвовал в поездке за Михаилом Горбачёвым в Форос на служебном самолёте.

29 августа возглавил КГБ СССР для его реорганизации и реформирования.

Варианты реформы

В принципиальном плане выбор предстояло сделать из трёх мыслимых вариантов, вспоминает Вадим Бакатин в своей книге «Избавление от КГБ».

Первый вариант – пойти по радикальному восточногерманскому или чехословацкому пути: упразднить КГБ, всех уволить и набирать новые кадры во что-то новое. «Следуя первому варианту, мы создали бы просто вакуум безопасности суверенных республик, на что я пойти не мог. Да и мандата у меня такого не было».

Второй вариант сводился просто к наказанию прямых участников путча и небольшому косметическому ремонту. КГБ сохранил бы все свои функции, и общество никогда не было бы застраховано от того, что эта мощная организация вновь не будет использована будущими нечистоплотными политиками для удушения гражданских свобод и выступления против власти.

Бакатин пошел по третьему пути.

Основные принципы реформы Бакатина:

  1. Дезинтеграция. Раздробление КГБ на ряд самостоятельных ведомств и лишение его монополии на все виды деятельности, связанные с обеспечением безопасности.
  2. Децентрализация или вертикальная дезинтеграция. Предоставление полной самостоятельности республиканским органам безопасности в сочетании с главным образом координирующей и в относительно небольшой степени оперативной работой межреспубликанских структур. Это определялось начавшимися процессами размежевания республик.

Ход реформы Бакатина

Служба охраны президента СССР («девятка)» была передана в непосредственное подчинение президенту СССР и должна была также выполнять функции охраны президента Российской Федерации.

Затем произошло выделение из КГБ комплекса управлений, отвечавших за правительственную связь, шифровку и радиоэлектронную разведку, на долю которых приходилась четвертая часть всего бюджета прежнего КГБ.

23 сентября 1991 упразднено управление по защите советского конституционного строя – Управление «3», бывшее Пятое управление: так был положен конец «слежке или политическому сыску и надзору по политическим мотивам».

Следующим шагом по структурной дезинтеграции центрального аппарата КГБ стало выделение из него Управления по Москве и Московской области, которое перешло под руководство российских органов и должно было именоваться УКГБ РСФСР по Москве и Московской области. Это управление возглавил представитель демократического движения Евгений Савостьянов. Бакатин полагал, что тем самым пробивается брешь в милитаризованной и консервативно-кастовой системе старого КГБ.

1 октября 1991 года ПГУ (внешняя разведка) выведена из структуры КГБ СССР в самостоятельное ведомство (Центральная служба разведки), которое возглавил Евгений Примаков.

Пограничные войска были выведены из системы КГБ СССР и названы Комитетом по охране госграницы. В отдельную службу была выведена Межреспубликанская служба безопасности (МСБ), которую и возглавил Бакатин. МСБ должна была заняться координацией информационно-аналитической работы органов безопасности республик в общих интересах обеспечения безопасности, а также совместной со спецслужбами республик эксплуатацией автоматизированных информационно-аналитических систем и информационных банков Единой системы информационного обеспечения контрразведки, реализацией договорных обязательств по разработке.

В функции МСБ входили разработка и осуществление совместно с органами безопасности республик мер по обеспечению безопасности объектов оборонной промышленности, атомной энергетики, космоса, транспорта, связи, других военных и стратегических объектов, находящихся на территории республик. В декабре 1991 года Комитет государственной безопасности СССР прекратил своё существование.

Органы госбезопасности в постсоветской России

6 мая 1991 г.

Образован КГБ РСФСР

За последующие четыре месяца для создания КГБ России не было сделано почти ничего, вспоминает Бакатин. В его центральном аппарате насчитывалось едва ли два десятка офицеров, а все областные российские управления по-прежнему подчинялись КГБ СССР.

4 сентября 1991 года в подчинение КГБ России были переданы все комитеты бывших автономных республик и управления по краям и областям. Управлению кадров КГБ Союза было поручено произвести передачу российскому Комитету штатной численности за счет подразделений КГБ СССР; передача осуществлялась одновременно с занимаемыми помещениями, имеющимися средствами связи, вычислительной техникой, транспортом и другим имуществом.

1 ноября 1991 года Комитет госбезопасности РСФСР получил Седьмое управление КГБ СССР, 12-й Отдел, Следственный изолятор, ряд служб Оперативно-технического управления, Военно-строительное управление с инженерно-строительными частями, военно-строительными отделами с имеющейся штатной численностью и личным составом, вооружением и техникой.

26 ноября 1991 г.

Создано АФБ

Президент РСФСР издал указ №233 «О преобразовании Комитета государственной безопасности РСФСР в Агентство федеральной безопасности РСФСР», в центральном аппарате российской службы безопасности работали 20 тысяч сотрудников и 22 тысячи – на местах.

24 января 1992 г.

На место АФБ приходит Министерство безопасности

Декабрь 1993 г.

Министерство безопасности преобразовано в Федеральную службу контрразведки (ФСК)

Президент Борис Ельцин в своем указе заметил: «Система органов ВЧК – ОГПУ – НКВД – НКГБ – МГБ – КГБ – МБ оказалась нереформируемой. Предпринимаемые в последние годы попытки реорганизации носили в основном внешний, косметический характер <…> Система политического сыска законсервирована и легко может быть воссоздана».

3 апреля 1995 г.

Создана ФСБ

Борис Ельцин подписал Федеральный закон «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации», вступивший в силу 10 апреля 1995 г. Федеральная служба контрразведки Российской Федерации переименована в Федеральную службу безопасности Российской Федерации. При этом не проводилось организационно-штатных мероприятий, сотрудники службы (включая директора и его заместителей) оставались на своих должностях без переназначений и переаттестаций.

23 июня 1995 года соответствующие изменения «задним числом» были внесены в структуру федеральных органов исполнительной власти. Этим же указом были утверждены положение о службе и структуре её центрального аппарата, повторявшей структуру ФСК России за некоторыми исключениями (воссоздано следственное управление, появилось управление специальных операций, а секретариат преобразован в управление делами).

[bold_timeline_item_button title=»Expand» style=»» shape=»» color=»» size=»inline» url=»#» el_class=»bold_timeline_group_button»]

Проблемы органов безопасности сегодняшней России

Бакатин признаёт, что особенно опасным для государства, его конституционного строя являлось то, что КГБ функционировал в условиях фактического отсутствия правовой основы, хоть как-то ограничивающей его деятельность.

В первые постсоветские годы спецслужбы подверглись серии масштабных реорганизаций. Но важнее были не структурные, а смысловые перемены: под сомнение были поставлены бесконтрольность спецслужб, право внесудебного вмешательства в жизнь граждан и общества. Был рассекречен ряд документов, продемонстрировавших беззаконие и произвол чекистов в советские годы.

Однако после прихода во власть когорты бывших сотрудников госбезопасности ситуация радикально изменилась, а новые руководители спецслужб вновь стали претендовать на исключительность. Сказанные в далёком 2000 году слова бывшего директора ФСБ Николая Патрушева о «новых дворянах» реализовались чрезвычайно быстро.

Выходцы из ФСБ заняли ключевые посты во многих сферах госуправления и экономики. ФСБ вернула под свой контроль погранслужбу и ФАПСИ, добилась вывода из компетенции судов присяжных дел о терроризме и шпионаже и принятия новых, расширенных трактовок статей о нарушении гостайны.

В строго секретном (уже рассекреченном) положении о КГБ 1959 г. говорилось, что он «работает под непосредственным руководством и контролем Центрального Комитета КПСС» – т. е. подчиняется реальной, а не декоративной власти в СССР. Этот расклад сохранился до сих пор.

Согласно положению о ФСБ, правительство лишь «координирует» деятельность службы с точки зрения взаимодействия с другими органами исполнительной власти, причем по Конституции (ст. 110) правительство «осуществляет исполнительную власть Российской Федерации». При этом президент «руководит» деятельностью ФСБ, однако согласно Конституции он должен заниматься «обеспечением согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти». Президент назначает директора ФСБ, парламент в этом процессе не участвует, в отличие, например,  от США, где директор ФБР и директор Национальной разведки назначаются с согласия сената.

В России ФСБ отчитывается только перед президентом. Подотчётность комитету по безопасности Государственной думы носит формальный характер: ещё в 2008 г. члены этого комитета даже не имели доступа к государственной тайне. При этом прокурорский надзор не распространяется на деятельность ФСБ.

Согласно закону о ФСБ, «сведения <…> об организации, о тактике, методах и средствах осуществления деятельности органов федеральной службы безопасности в предмет прокурорского надзора не входят».


Источники:

  • Бакатин В.В. Избавление от КГБ. – Новости, 1992.
  • Кокурин А.И., Петров Н.В. Лубянка, ВЧК-ОГПУ-КВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ 1917-1960. Справочник. 1997.
  • Млечин Л.М. Председатели КГБ: Рассекреченные судьбы. – М.: Центрполиграф, 1999. – С. 598.
  • Солдатов А., Бороган И. Нереформируемая безопасность: как должна выглядеть ФСБ здорового государства, https://reforum.io/contents/uploads/2022/02/bezopasnost.pdf