Семь лишних лет: почему государству нужно уйти из школы

Российские школы до сих пор стараются обслужить нужды индустриального общества – да и сами действуют как фабрика по производству образованной молодежи. Звонки, программы, уроки… Система может и должна выглядеть иначе. Как именно – читайте в новой policy paper.

Можно провести два типа реформ школьного образования.

Первый – попытаться модернизировать российскую (а по сути своей советскую) школу по западному образцу: построить больше школ, благодаря этому сделать меньше классы, разгрузить преподавателей и обеспечить ученикам более индивидуальный подход. Убрать из программы или как минимум уменьшить часы для не слишком актуальных предметов вроде ОБЖ, перестать заталкивать в детей знания, ненужные в современном обществе (покушусь на святое – на таблицу умножения. Часто ли она вам пригождается?).

Второй тип реформ, за который я выступаю как либертарианец, требует от государства максимально уйти из сферы образования. Это следующий, более смелый шаг. Путь расширения частного сектора, путь отказа от образовательных стандартов и – шире – от обязательного среднего образования.

Образование в его нынешней версии правда не нужно, по крайней мере большинству. Дети усваивают только те 1-3 предмета, которые им интересны, на остальные лишь тратят время и силы – свои, родительские, учительские. Я любил, к примеру, математику, а из курса химии и физики не помню вообще ничего. Более того – в 11 классе я вдруг заинтересовался философией, за год успешно поднатаскался с репетитором по истории и обществознанию и нормально поступил на философский факультет. То есть за год я изучил все, что мне нужно было для поступления в вуз. Зачем тогда остальные 10 лет?

Ладно, не 10. Каждому хорошо бы уметь читать и писать. Но эти навыки приобретаются в первых трёх классах (хотя им можно обучиться и дома). Итого семь лишних лет.

Нет никакого разумного общественного консенсуса на тему, чему стоит учить детей

Обязательное общее образование неэффективно и потому не необходимо. Нет никакого разумного общественного консенсуса на тему, чему стоит учить детей. Намного важнее мнение родителей конкретного ребёнка и самого этого ребёнка. Если ребенок не хочет учиться, он и не будет, даже если школьное образование останется обязательным. А если хочет – то будет расти в выбранном направлении в любых условиях, причём чем меньше он будет тратить сил на необязательные для него дисциплины, тем успешнее станет.

Откуда тогда молодежь впитает общий культурный код? Что вообще будет с нацией, если 10-классники не будут знать, кто такой Евгений Онегин? Мое мнение – они и сейчас в основном не знают. Культурный же код в основном наследуется не в стенах общеобразовательных заведений.

Я не призываю одномоментно закрыть государственные школы и распустить детей куда глаза глядят. Пусть школы в привычном виде останутся, хотя бы на первом этапе. Когда препоны для создания частных школ будут убраны и таких школ станет много, в государственных автоматически станет легче и полезнее учиться: за счёт ухода многих учеников в другие форматы обучения станет больше индивидуального подхода. Рост числа частных школ породит здоровую конкуренцию, сформирует институт репутации школ – и госучреждениям придётся постараться достойно конкурировать. Что, безусловно, пойдет на благо учеников. Через некоторое время можно будет оценить уровень спроса на частное образование и решить, сколько государственных школ стоит оставить. Возможно, много – многим родителям не так уж важно, чему, как и где учат их ребенка, лишь бы проблем не создавал.

Благодаря отмене образовательных стандартов Россия сможет решить наболевший вопрос с обучением на национальных языках и преподаванием разных религий. Школы для русских с обучением на русском, школы для татар, где учат на татарском – разнообразие смягчит обстановку в национальных республиках.

Можно возразить, что частное образование будет большинству граждан не по карману. Но во-первых, мы и так платим за обучение в школах из налогов (причем платят и те, у кого вообще детей нет, и прочие непричастные и на это не подписавшиеся). Во-вторых, либертарианские реформы всегда предполагают сильное сокращение чиновничьего аппарата, который также содержится за наши деньги, а заодно мешает преподавателям отдавать силы детям, заваливая их отчётностью. В третьих, конкуренция автоматически снизит средний чек за обучение.

Выглядит непривычно, согласен. Но система образования в нынешнем её виде сформировалась меньше 100 лет назад, до этого она куда больше напоминала то, что предлагаю я, и вполне нормально работала. Она работает и сейчас – ровно в той мере, в какой частное образование не душится и востребовано детьми и родителями. Есть множество замечательных частных школ и частных вузов, иногда реально необычных, как Университет Бригама Янга в штате Юта – он основан мормонами, там активно преподаётся их религия – и при этом это один из самых престижных вузов в Штатах. В России популярна Вышка – в том числе и потому, что частное образование всегда шире, адаптивнее и свободнее, чем государственное.

Для меня и моих знакомых реальной популярной альтернативой какой угодно общественной работе было начать употреблять наркотики и к 20 годам умереть

«Популярная альтернатива – употребление героина»

Государство активно обвиняет Алексея Навального и Леонида Волкова в том, что они вовлекают подростов в свою деятельность. Я был таким подростком (стал волонтёром екатеринбургского штаба Навального в 15 лет) и не очень понимаю суть критики: ведь государство не предложило никакой альтернативы. Я вырос на Урале, для меня и моих знакомых реальной популярной альтернативой какой угодно общественной работе было начать употреблять наркотики – мефедрон, героин – и к моим нынешним 20 годам умереть. В области рекордные показатели по ВИЧ, а молодёжь совершенно асоциальна. Совет пойти почитать книжку тут  не работает – молодым людям нужно своё сообщество, своё дело. Если ничего не предложить, они придумают что-то свое, как правило, с плачевным итогом. И Навальный с Волковым предложили: я, асоциальный подросток с интересом к политике, попал туда, где люди разных возрастов, профессий, взглядов и уровня образования собрались по одной базовой причине – из-за любви к стране и в надежде на перемены в ней.

Частных организаций, структур, которые могут предложить подобное, нужно больше – как и частных школ. Создать их сегодня почти нереально, самодеятельность всё сильнее пресекается. Недавно, например, от экскурсоводов Екатеринбурга начали требовать лицензию. В городе был всплеск негодования – экскурсии у нас очень популярны. 

Поэтому повторюсь: главная задача государства – не мешать частным лицам предлагать людям возможности. Лучшая политика в любой сфере – это политика невмешательства.

Полную версию policy paper в pdf можно изучить и скачать здесь.

Это очередная публикация по итогам образовательной программы «Демократические реформы: чешский опыт в российском контексте». Четырёхдневная программа прошла в Праге в марте 2022 года при поддержке Академического центра Бориса Немцова в аудиториях философского факультета Карлова университета. По итогам участники сформулировали тезисы к проектам реформ, наиболее актуальных в ситуации возможных политических изменений в России.