Как бороться с полицейскими-расистами

Александр Ким наполовину кореец. Неудивительно, что его регулярно задерживают для проверки документов (в 2017-м при одном таком задержании Киму сломали палец). Александр – блогер, активист и гость нового выпуска подкаста «Агенты перемен». Он никогда не проходит мимо задержания неславян в метро, фиксирует свидетельства полицейского произвола – и показывает, как с ним бороться. Мы публикуем выжимку из беседы.

На станции Киевская в комнате полиции я [недавно] увидел молодого человека неславянской внешности. Смотрю, что-то не выпускают его, хотя проверка документов минутное дело. Я зашёл, спросил у сотрудников полиции, закончена ли проверка, мне сказали, что да, вернули ему документы и он ушёл. Что мешало сотруднику вернуть документы до этого? Видимо, отсутствие камеры мешало.

На какой-то ещё станции я вышел и снова увидел ту же ситуацию, потом на следующей опять вижу, как проверяют неславян, при этом [совсем рядом] стоит какой-то бухарик славянской внешности, чуть ли не пихает сотрудников полиции, а они его отталкивают: отвали, ты нам не интересен.

Здравствуй, 2020-й

Мне рассказали, что на центральных улицах Москвы [в новогоднюю ночь] отлавливают неславян и увозят в отделения. Я приехал на Тверскую 31-го декабря, увидел толпы гуляющих и ряды автозаков: в них набивали человек по 30 мигрантов и увозили сразу же. Я попытался добиться разъяснений у сотрудников полиции, которые дежурили там, ничего не получилось. Но когда они стали задерживать в очередной раз, я передал телефоны правозащитников, и этих людей сразу же отпустили: люди, которые могут куда-то пожаловаться, уже не нужны полиции. Я попытался другим задержанным передавать телефоны, записанные на бумажке, тогда задержали уже меня, приложили лицом об автобус и долго возили [по отделениям], к утру я вышел.

Люди, которые могут куда-то пожаловаться, уже не нужны полиции

[В отделениях] людей фотографировали и выгоняли, никого из тех, кого тогда задержали, не привлекли ни по какой статье. Это совершенно непонятный перевод бюджетных денег, бензина, человеческих ресурсов (в то время как, возможно, где-то совершаются правонарушения, на которые сотрудники полиции не реагируют).

Ненужная ксенофобия

Интересные истории повторялись из раза в раз: в национальных группах, кыргызских или таджикских, писали люди с призывами прийти на драку, защитить честь народа – писали на ломаном языке, то есть явно не носители языка. Даже те, кто показывал эти сообщения, подозревали, что это провокация. После таких драк начинались массовые проверки: вламывались в съёмные квартиры, останавливали людей по дороге в аэропорт и держали их ровно столько, чтобы они опоздали на рейс…

Этот прессинг никак не предотвращает правонарушения, не содействует межнациональному миру, он только ухудшает жизнь определённой части людей, которые в общем-то являются членами общества.

Если бы не было прямых указаний проверять документы именно у людей неславянских национальностей, существенная часть негатива бы ушла. Если бы средства массовой информации не педалировали каждый раз национальные темы, это тоже было бы весьма к месту: многие СМИ смакуют этот момент, хотя по статистике МВД в Москве больше всего правонарушений совершают выходцы из Московской области, никак не иностранные граждане.

Фиксируй это

Сотрудники полиции идут по лёгкому пути и ищут правонарушения не там, где их нужно предотвращать, а там, где их проще всего найти. Если человек не очень хорошо владеет русским, ему можно сказать: «Распишись, и пойдешь домой». Часто человек действительно расписывается и может после этого уйти, но ничем хорошим для него это не заканчивается: два административных правонарушения, независимо от того, оплачены ли штрафы – это запрет на въезд в Россию на три последующие года.

Чтобы сотрудник полиции мог расследовать правонарушение, вытекающее из бытовой ксенофобии и бытового расизма, должны быть либо свидетели, либо документальные доказательства. Но люди не идут свидетелями: не хотят тратить время, быть вовлеченным в эту ситуацию. А документальных доказательств нет, потому что люди не успевают их получить: не носят постоянно с собой видеорегистратор и не ведут постоянно аудиозапись.

А записи с видеорегистратора полиции очень легко пропадают, и сам регистратор может не быть включённым. Если он не включён, то мы имеем ситуацию «слово против слова». Суды будут неизменно вставать на сторону полицейских, потому что у них нет оснований не доверять сотрудникам полиции.

Мы рекомендуем делать не съёмку, а прямой эфир. Даже если у вас выбьют телефон из рук, запись никуда не денется, она прекратится, но будет понятно, после чего она прекратилась. На тренингах «Школы мигранта» мы учим взаимодействовать с сотрудниками полиции. Но если сотрудники полиции твёрдо нацелены фальсифицировать материалы дела об административном правонарушении, то какие бы то ни было действия, как правило, оказывается бесполезны.

Поделиться