Каким должно стать исламское образование

Система исламского образования могла быть стать потенциальным решением проблемы радикализации молодежи. Однако меры по его регулированию зачастую не соответствуют реальному положению вещей. Как стоит реформировать эту систему, читайте в очередном совместном материале проекта «Рефорум» и Riddle (полный текст здесь).

Северный Кавказ – лидер по числу исламских образовательных учреждений в России: из примерно 100 организаций, зарегистрированных минюстом, большая часть приходится на Чечню и Дагестан.

С момента распада Советского Союза на Северном Кавказе возникла широкая сеть исламских учебных заведений, появление которой было ответом на растущий запрос населения на религиозное самовыражение. Современная система исламского образования, как и в прежние времена, состоит из нескольких уровней. Первый, начальный, зарождается в семье и религиозных группах в мечетях. Он направлен на формирование духовно-нравственного потенциала. Второй уровень, базовый, представлен медресе и связан с овладением навыками обучения и развитием практических компетенций. Третий уровень связан с исламскими вузами и даёт возможности профессионального совершенствования.

Повышенный спрос на исламское образование связан и с определенными вызовами:

  • Молодые люди выбирают исламские учебные заведения как религиозную траекторию карьеры, однако на деле зачастую сфера деятельности выпускников ограничивается духовной или научной областями. В итоге приходится искать альтернативные варианты, в том числе, например, работу в системе ФСИН по предотвращению радикализации заключенных.
  • Невозможность удовлетворения запроса на религию в полном объеме. Тот уровень подготовки, который предоставляют исламские учебные заведения, может быть легко перехвачен радикальными течениями, предлагающими молодым людям яркие картинки своей деятельности и использующими агрессивные техники рекрутинга.
  • Фокус исламских вузов на корановедении в его базовом воплощении – чтении и заучивании текста Корана. В условиях отсутствия предметов, направленных на выработку навыков самостоятельного толкования священного текста, студенты и выпускники оказываются особенно подвержены влиянию различного рода толкований, в том числе радикального характера.
  • Невписанность исламского образования в общеобразовательное пространство России и кадровые потоки российского рынка труда – речь о слабом регулировании со стороны государства этой части образования и отсутствии единых дипломов, которые могли бы упростить трудоустройство.

Базовый посыл государства по отношению к исламским вузам – призыв к стандартизации учебных планов и программ, а также расширение спектра преподаваемых дисциплин за счёт светских предметов. Стоит учитывать, что исламские вузы на Северном Кавказе во многом выполняют функцию социализации той прослойки молодёжи, которая может быть склонна к радикализации и у которой есть сильный запрос именно на религиозную составляющую образования. Перспектива получить «стандартное» университетское образование, пусть и с исламоведческим уклоном, не будет соответствовать стратегиям выстраивания их самоидентификации.

Исламские вузы на Северном Кавказе во многом выполняют функцию социализации той прослойки молодёжи, которая может быть склонна к радикализации

Идея выстраивания единой, унифицированной по стандартам светского образования системы смотрится как минимум искусственной и оторванной от реальных запросов на образование со стороны исламских общин. Исламовед Игорь Алексеев называет создание такой системы вопросом чисто техническим, но отмечает, что получится она какой угодно, только не исламской: «В лучшем случае это будет светское образование с исламоведческой составляющей, годное для подготовки функционеров и администраторов в сфере государственно-конфессиональных отношений, но оно не будет иметь никакого веса в религиозной среде, так как квалификация мусульманского ученого – богослова и правоведа – ни в какой мере не определяется государственными образовательными стандартами Российской Федерации».

В контексте возможного реформирования системы исламского образования в России можно выделить два измерения.

Первое, краткосрочное, связано с модернизацией самого формата преподавания в сторону добавления пула общегуманитарных предметов и дисциплин, способствующих выработке у студентов навыков критического мышления и самостоятельного толкования текстов. В перспективе это может стать основой для формирования основ «традиционного для России» ислама и собственной теологической школы.

В долгосрочной перспективе можно было бы обратиться к опыту ведущих мировых религиозных образовательных центров и выстраивать брендирование системы российского образования по их образцу и с отсылкой к ним, а также наладив подготовку собственных квалифицированных кадров. Это могло бы способствовать как поддержанию высокого авторитета образовательных учреждений среди молодежи, в том числе склонной к радикализации, и притоку студентов в университеты, так и в дальнейшем – решению многих кадровых вопросов, поскольку выпускники получили бы возможность работать не только в научной и духовной сферах, но и на стыке религиозных и светских сфер.

Автор – старший научный сотрудник НИУ ВШЭ.

Поделиться