Что хотел сказать президент?

Сегодня Владимир Путин обратился с традиционным ежегодным посланием к парламенту. «Рефорум» узнал у экспертов, каков предполагаемый подтекст его полуторачасового выступления. Главный итог – реформ можно не ждать.

Константин Калачев, политолог, политтехнолог

Системных перемен я бы не ждал. Менять институты Путин явно не настроен.

Социальное послание – часть экспансии социального оптимизма. Месседж прост: мы расширяем программы социальной помощи, вы поддерживаете власть на выборах. Покупка лояльности и демонстрация вовлечённости Путина в вопросы внутреннего развития. Хорошая новость послания – что там нет ничего нового. Войны не будет, в этот раз не Мюнхен и не Фултон.

Аббас Галлямов, политолог, политтехнолог

Суть послания в том, что никаких серьёзных перемен не будет, а будут только отдельные улучшения. Приближаются выборы, надо демонстрировать заботу о людях. Лично я обратил внимание на принципиальное нежелание Путина говорить о политике. Несмотря на то, что все его проблемы лежат в чисто политической плоскости, он пытается утрясти их в других плоскостях – в первую очередь за счёт роста денежных расходов.

Борис Грозовский, экономический обозреватель и автор телеграм–канала Events and Texts

Есть решения краткосрочные, а есть – роющие глубокую яму. 

Отсутствие интеллектуальной публичной сферы, длительные выжигающие репрессии против мысли и слова от Ленина до Горбачёва включительно – это одна из главных причин, почему в 1986–2021 гг. у России не получился выход из тоталитаризма. Теперь режим реставрирован и начинает заботиться уже не о настоящем, а о будущем. Недостаток Сталинградской битвы в учебниках и сертифицированные просветители из общества «Знание», упомянутые президентом – из этой оперы.

Порядок сертификации установит правительство, Минфину – обеспечить финансирование.

Решения, принимаемые сейчас, должны сделать так, чтобы к моменту, когда откроется «окно возможностей», наше общество было бы интеллектуально и морально столь же беспомощным, как в 30 лет назад. Один раз у нас уже не получилось, они хотят повторить.

Александр Пожалов, политолог

Институциональные изменения/перенастройка возможны на уровне конкретных механизмов и инструментов реализации экономической политики и форм финансирования региональных проектов. Но это разговор не про изменения самих институтов и не про смену принципиальных подходов к вопросам межбюджетных и федеративных отношений, институту частной собственности и правовой защиты инвестиций, экономической политике и т.п.

В послании не было конкретики в ответ на политические вызовы – от уличной оппозиции и Запада: в Кремле считают Запад вдохновителем уличных протестов и их бенефициаром – и этим умолчанием показывают Западу, что недовольство «внесистемной» оппозиции и её сторонников не считается критичным фактором для внутриполитического процесса в России. Не удивлюсь, если после подчёркнуто социального и регионально ориентированного характера послания госпропаганда снова начнёт качать образ «протестов зарвавшейся столичной интеллигенции, оторванной от интересов людей в регионах». Такая технология была эффективной в 2011–2012 годах, но после 2018 года рост протестной активности, наоборот, шёл именно в регионах (и туда же стремился Навальный), что объективно куда тревожнее для Кремля.

Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра

Тревожный сигнал в пассаже о том, что «кто-то» готовил убийство(!) Януковича и Лукашенко. Вкупе с ожидаемым объявлением штабов Навального экстремистами, готовящими цветную революцию, это означает, что протестующим будут шить тяжелые статьи и большие срока. Видимо, есть решение к выборам оппозицию частью посадить, остальных разметать и запугать, зачистив поле полностью.

Поделиться