Какой может стать российская медицина

Независимый исследователь, старший иностранный советник CSIS Денис Соколов попытался обосновать и сконструировать медицину будущего. «Рефорум» публикует краткое вступление к полной версии его доклада, доступной на сайте проекта.

Трудно выбрать более удачный момент для обсуждения организации здравоохранения, чем начало 2021 года, когда коронавирус как краш-тест выявил слабые места существующей системы на всех уровнях – от персональных проблем врачей, медицинских коллективов и тысячекоечных учреждений до фундаментальных трудностей управления отраслью и взаимодействия медицинской профессиональной корпорации с обществом и государством.

Прежде всего нужно иметь в виду, что система здравоохранения для политиков, бюрократов, врачей и пациентов совсем не одно и тоже.

Политическому руководству важны общественное мнение и лояльность отраслевой бюрократии.  Поэтому ему трудно, почти невозможно отказаться от популистских деклараций о реформах и модернизации, а также от подкупа медицинских чиновников.

Минфину и вообще правительству важно контролировать расходы и их соответствие целевым показателям. Для этих технократов важен дизайн управления отраслью. Плюсы и минусы бюджетной или страховой модели – это именно их повестка. Риски формирования квазирынка хорошо изучены, а в применении к российским реалиям были подробно описаны еще в 2000 году Сергеем Шишкиным на основе опыта внедрения в России с 1993 года обязательного медицинского страхования.

Для врача медицина в идеале – поле профессиональной деятельности, дающей самореализацию, профессиональную репутацию, высокий общественный статус и материальные блага.

С точки зрения пациента здравоохранение должно спасать и лечить – понятно, доступно и эффективно. А лечит врач при помощи знаний, оборудования и медикаментов. И качество этого лечения в последние 30 лет зависело от оснащённости врача, его профессиональной подготовки, от образования самого пациента, его возможностей попасть к нужному врачу и денег, которые доктор получает за свою ответственную работу.

Первый тезис доклада таков: модель финансирования медицинского рынка может быть любой – страховой, бюджетной, частной, – но она должна обеспечивать достаточный объём средств и не мешать медикам работать. Чиновники, финансисты, страховщики, следователи и даже благотворители не должны управлять диагностикой и назначением лечения.

Чиновники, финансисты, страховщики, следователи и даже благотворители не должны управлять диагностикой и назначением лечения

Второй тезис: рынки дорогих, технологичных, часто жизненно важных медицинских услуг в условиях асимметрии информации (врачи гораздо больше знают о болезни, чем пациент и бюрократы) лучше всего регулируются институтом профессиональных репутаций, сильным профессиональным сообществом и максимально просвещённым потребителем.

Третий тезис: если мы хотим создать рынок именно медицинских услуг, придётся ликвидировать медицинскую бюрократию. Иначе чиновники и страховщики, главные бенефициары административного рынка  бюджетных или страховых деривативов, никогда не позволят врачу и пациенту взаимодействовать свободно.

Наконец, четвёртый тезис в том, что на месте успешно ликвидированной медицинской бюрократии совершенно не обязательно создавать новую. С задачами маршрутизации, коммуникации и просвещения лучше справится приложение в смартфоне.

На месте успешно ликвидированной медицинской бюрократии совершенно не обязательно создавать новую. С задачами маршрутизации, коммуникации и просвещения лучше справится приложение в смартфоне

Такой подход может показаться утопичным, поскольку он радикален, не учитывает интересы медицинской бюрократии и предполагает высокую медицинскую грамотность населения. Но все аргументы доклада можно легко переформулировать в виде задачи: здравоохранению нужна фундаментальная, меняющая статус врача и пациента реформа.

Поделиться