Рубрики
Мнения

Россия Путина не может быть толерантной

Российское государство не поддерживает равенство, феминизм и свободу личности новые ценности невозможны в устаревшем режиме.

Ряд успешных сетевых кампаний в мире и России сформировал ощущение, что активности людей в социальных сетях и СМИ достаточно, чтоб смягчить нравы и внушить обществу новые представления о том, где заканчивается свобода одного человека и начинается свобода другого.

Отрицать влияние активности людей на изменение общественных нравов бессмысленно очевидным образом они на нее влияют. Но если сравнивать общественные кампании и дискуссии на темы феминизма, прав ЛГБТ-сообщества, харрасмента и так далее в России и за рубежом, то нельзя не отметить важное отличие. На Западе, и прежде всего в США, общество давит на уже существующую правовую и судебную систему, добиваясь от нее претворения в жизнь давно провозглашенных идей свободы и равенства. А у общественного мнения и правозащитных организаций демократических стран есть широкий спектр возможностей не только использовать в своих целях свободу слова, но и участвовать в политической деятельности – в качестве кандидатов, групп поддержки, лоббистов или как-то еще. То есть поставленные цели достигаются благодаря тому, что в самой системе уже заложены необходимые механизмы воздействия.

Более того, сами по себе идеи свободы и равенства одобряются государством и большей частью общества и юридически, и практически. Правозащитники на Западе добиваются от законодателей и судов не радикальной смены существующего положения дел, а лишь его дальнейшего развития в ту сторону, в которую оно так или иначе движется все последние десятилетия.

Говоря конкретно о США, нельзя не вспомнить, что для отмены расовой сегрегации потребовалась добрая воля и активное вмешательство федеральных властей, которые, прежде всего в лице тогдашнего президента Линдона Джонсона, стояли на гораздо более прогрессивных позициях, чем власть и общество в некоторых штатах.

В России ситуация отличается разительно. При том, что российское общество, особенно молодая его часть, в значительной степени живет теми же идеями и принципами, что и их сверстники в странах Запада, старшие поколения и особенно правящие страной слои придерживаются радикально иных представлений о жизни, правах и свободах.

Хуже того – именно консервативные нормы активно закладываются в сам фундамент правовой и политической системы. По сути, Владимир Путин и его окружение в последние годы провели архаизацию российского законодательства, отбросив его на десятилетия назад. Про официально проповедуемые «традиционные ценности» и говорить нечего – это весьма скорбная смесь из советского ханжества и неофитской религиозности.

Россией правят мужчины возрастной группы 60+ с советским воспитанием, служившие в силовых структурах и убежденные не только в своем праве оставаться у власти, но и в преступности и аморальности любого покушения на это их право. Судя по данным соцопросов, с наибольшей уверенностью эта группа может опираться на поддержку избирателей старших возрастных групп.

Это объясняет всю нарочитую патриархальность российской власти: на самом деле Путин и его окружение защищают не абстрактные консервативные ценности, а свое право состариться и умереть на высоких должностях, не испытывая давления со стороны более молодых поколений.

Феминизм в России скорее всего жертва этого же вполне прагматичного подхода: зачем правящей группировке конкуренция еще и со стороны энергичных женщин? Представителей более молодых поколений мужского пола не допускают во власть и даже к влиянию на нее с помощью классических приемов патриархата –аресты, суды, избиения. Женщины же, пытающиеся быть активными вне санкционированных сверху рамок, сверх этого подвергаются дополнительной травле как «феминистки», для чего само это понятие активно превращается в расхожее площадное ругательство.

Феминистки – не единственная мишень властей: в ругательства сейчас превратились и слова «лесбиянка» и «гей». Стигматизация ЛГБТ-сообщества в России решает две задачи. Во-первых, она делает невозможными любые спокойные дискуссии на тему свободы сексуальности, что выгодно как раз проповедующей патриархат власти, вообще не любящей никаких дискуссий. Вo-вторых, она позволяет шантажом и угрозами оставить за бортом политики не только ЛГБТ-активистов, но и вообще любого человека, чьи сексуальные предпочтения отличаются от весьма узко понимаемой нормы.

Весьма примечательно, что ЛГБТ-активизм и феминизм, в странах Запада традиционно связанные с левым политическим спектром, в России непредставимы под знаменами традиционных левых сил и прежде всего КПРФ. И здесь тоже нельзя не увидеть вполне прагматического политического расчета: задача любых политических сил в путинской России – не привлекать электорат, особенно молодой, а отпугивать его, чтоб все еще раз убедились, что лучше уж Путин, чем условный Зюганов.

Попытки слепо перенести в российские реалии уже давно существующие на Западе термины, равно как и само деление на правых и левых, либералов и консерваторов, идут скорее на пользу власти. Прежде чем эти термины и принципы станут актуальными для России, должна появиться нормальная и свободная политическая жизнь с честными выборами, в условиях которой любая активная группа сможет получить от избирателей объективную оценку предлагаемой программы.

До тех пор бесконечные споры между «правыми» и «левыми» о том, будут ли в прекрасной России будущего гей-парады или нет и что будет с Крымом, лишены какого-либо практического смысла и идут на пользу власти, которая с большим удовольствием констатирует: оппозиция опять не смогла договориться!

Чтобы проблематика феминизма, прав ЛГБТ и вообще толерантности хотя бы начала обсуждаться в России на серьезном уровне, необходимо радикальное изменение политической ситуации в стране. Интернет-кампании должны приводить к дискуссиям в парламенте, а для этого там должны быть представители всех групп общества и всех политических позиций, или хотя бы основных. Для того, чтоб схемы борьбы за гражданские права, выработанные в условиях западных демократий, работали и в России, надо, чтобы Россия снова стала демократий.

Движение России в сторону демократии, свободы, толерантности и торжества прав человека неизбежно. Но это долгий и сложный путь, подразумевающий в том числе и компромиссы между радикальными и умеренными фракциями внутри оппозиционных Путину и его режиму сил.

Автор – российский политолог и публицист

Поделиться

Подписка на рассылку проекта РеФорум